Интервью с академиком Асланом Юсуповичем Цивадзе

Академик Аслан Юсупович Цивадзе Академик Аслан Юсупович Цивадзе

Интервью с директором Института физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина (http://phyche.ac.ru/) Российской академии наук академиком Асланом Юсуповичем Цивадзе

- Каковы концепции развития нанотехнологии в России?

Нанотехнология – новое направление науки и технологии, активно развивающееся в последние годы. Она позволяет создавать устройства из структурных элементов размером 10–100 нм. В России основы нанотехнологии были заложены задолго до возникновения этого понятия. В 1952 г. сотрудниками нашего института Л.В. Радушкевичем и В.М. Лукъяновичем была опубликована статья «О структуре углерода, образующегося при термическом разложении окиси углерода на железном контакте» (Журнал физической химии. 1952. Т.26, № 1. С. 88–95).

В выводах своей работы авторы писали: «При исследовании структуры сажи, полученной из окиси углерода на железных контактах, было обнаружено, что сажа состоит из частиц сложного строения. Большинство частиц имеет вытянутую червеобразную форму с характерными окончаниями, свидетельствующими о направленности роста. Частицы, выращенные в некоторых случаях на отдельных крупинках железа в атмосфере окиси углерода, имеют правильную нитевидную форму с плотными окончаниями. В первой стадии образуются нитевидные зародыши в результате химической реакции взаимодействия СО с железом. Во второй стадии протекает поперечный рост частиц за счет образования на ней кристаллов графита. Окончательно выросшие частицы представляют собой продукт роста и деформации первичных частиц. Обнаружены необычные формы сдвоенных частиц, переплетенных между собой. Образование этих агрегатов протекает по особому механизму, детали которого ждут своего объяснения»

Uglerodnye_nanotrubki.jpgЭлектронно-микроскопический снимок сажи, полученной при термическом разложении
оксида углерода (увеличение х20000), взятый из работы Л.В. Радушкевича и В.М. Лукьяновича

Фактически авторы получили новый материал – углеродные нанотрубки. Но никто тогда такой материал не называл нанотрубками. Следует вспомнить и академика И.В. Тананаева, который отмечал, что при изучении свойств веществ надо обратить внимание на размерные эффекты. Он указывал, что при описании свойств веществ наряду с другими параметрами нужно учитывать и дисперсность, и даже предлагал ввести дисперсность четвертым параметром ( первые три – состав, свойства, струкутура) в диаграммы состояния. Получается, что в России у нанотехнологии есть солидные глубокие корни.

Понятие «нанотехнология», как парадигма, начало внедряться в нашу научную жизнь много позже. И как всякая новая парадигма, дала толчок развитию многих направлений науки и техники. Новая область стала модной. Конечно, в настоящее время очень трудно концептуально изложить позиции этой науки – нанонауки, так как невозможно четко определить, что же такое «нанотехнология» и «наноматериал». Из-за этого часто получается большая путаница: все, кто сегодня занимается исследованием свойств различных материалов, их получением, считают, что они занимаются нанотехнологией, хотя это и не совсем так. Тем не менее, попав на благодатную почву, эта парадигма представила ученым базис для существенного прогресса научных исследований.

Здесь можно провести некоторую аналогию с супрамолекулярной химией. Химики пользовались понятиями, пришедшими из биологии, например комплиментарность, молекулярное распознавание. И к понятию «супрамолекулярная» химия, как химия надмолекулярных систем или химия межмолекулярных связей, введенному лауреатом Нобелевской премии Жан-Мари Леном, можно было отнестись скептически: водородные связи всегда изучались как межмолекулярные. Однако этот термин сыграл очень большую роль. Ученые стали обращать внимание на разные системы и объяснять их устойчивость образованием супрамолекулярных систем. Раньше слабым связям не придавали должного и концептуального значения, не осознавали масштабности этого явления, не считали их фактором, влияющим сильно на свойства вещества. Биология позволила посмотреть на это глубже. Ведь в живой природе, в живых системах именно слабые связи обуславливают их многоточечность и устойчивость. Живая природа очень чувствительна. Слабое воздействие на нее приводит к резким изменениям свойств и мгновенному отклику. Например, живой организм существует при температурах от 37 до 42оС, при более высоких может наступить смерть. Живой организм чувствителен к изменениям температуры на доли градусов. А мы в химии сталкиваемся с температурами 500–1000оС и выше. Чувствительные элементы, которые работали бы на такие отклики с большой чувствительностью и селективностью, в неорганической природе создавать трудно.

Когда возникла нанотехнология, ученые обратили внимание на то, что из атомов тоже можно создавать такие супрамолекулярные структуры в неорганической химии. А это и есть нанотехнология. В действительности существует очень большая связь между супрамолекулярной химией и нанотехнологией. Раньше говорили, что размер устройств надо уменьшать по технологии «сверху вниз», и мы создавали большие ЭВМ и постепенно их уменьшали. Но эта технология исчерпала себя. Сейчас мы разрабатываем технологию «снизу вверх». Из отдельных атомов и молекул создаются наносистемы – процесс, ранее называемый супрамолекулярной самоорганизацией и самосборкой, теперь называется наносборкой. Как и в живой природе, здесь желаемые структуры создаются не традиционными методами. Традиционные методы – это изменение структуры органического или неорганического соединения путем замещения или присоединения каких-то групп, изменения изомерии в группах. Часто в химии бoльшее внимание уделяли сильным связям, обеспечивающим устойчивость системы, чем слабым, позволяющим путем традиционных методов получать новые вещества с новыми свойствами. Теперь же обратили внимание на то, как в природе происходит образование новых структурных фрагментов. А происходит это путем самоорганизации и самосборки в определенных условиях. Примером этого является, например, синтез гемоглобина. В химии – это сложный многостадийный процесс, а в природе – он создался как-бы сам по себе, самоорганизацией и самосборкой. Но в отличие от живой природы мы управляем не только водородными, но и некоторыми другими химическими связями. Жан-Мари Лен как-то сказал, что мы возможно создадим живую природу, но на других принципах.

Нанонаука привлекла внимание ученых тогда, когда обнаружили, что наноматериалы, в том числе и конструкционные) благодаря высокой удельной межфазной поверхности (размер частиц не больше 100 нм) обладают особыми свойствами, отличающимися от свойств макрообъектов. Например, металлы с нанесенными наночастицами имеют лучшие показатели по таким свойствам, как вязкость и твердость. Объектами нанотехнологии могут быть нанотрубки, фуллерены, нанокомпозиты, микропористые материалы, супрамолекулярные ансамбли и устройства, тонкие пленки и поверхностные слои, микроэмульсии и т. д. Нанотехнология и наука о материалах связаны не только с химией и химической технологией, но и с физикой, биологией, компьютерным моделированием, энергетикой медициной и т.д. По всем направлениям в России есть соответствующие школы; создаются молекулярные машины и моторы и в нашем институте. Для этого используются как органические, так и неорганические соединения.

Во всем мире нанотехнология и наука о наноматериалах являеюся очень перспективными; этому придают очень большое значение и выделяют должное финансирование на их развитие. Наконец и в нашей стране правительство обратило на это внимание: создана соответствующая программа. К сожалению, у нас пока ещё плохо работает цепочка фундаментальная наука-прикладная наука?востребованность промышленностью. Нет промышленности нет и востребованности идей. И часто эти идеи используются зарубежными странами, а не нашими предпринимателями. В связи с этим придается также большое значение созданию малых научно-технических предприятий, которые бы подхватывали новые идеи и доводили их до определенного уровня разработки и тут же малыми партиями выдавали на рынок, а там уже определялось бы, что хорошо и что плохо. Это очень трудно решаемая задача. Она требует большой поддержки государства.

- Какое образование нужно получить, чтобы заниматься нанонауками?

Я часто бываю председателем Государственной аттестационной комиссии в различных ВУЗах – в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова на факультете наук о материалах (ФНМ) (http://www.fnm.msu.ru/) и химическом факультете (кафедра физической химии) в Российском химико-технологическом университете им. Д.И. Менделеева (РХТУ) (кафедра технологии неорганических веществ), заведую кафедрой в Московской государственной академии тонкой химической технологии им. М.В.Ломоносова (МИТХТ). И я считаю, что сегодня наилучшее образование для работы по нанотехнологиям дает факультет наук о материалах МГУ им. М.В. Ломоносова. Декан этого факультета академик РАН Ю.Д. Третьяков (http://www.fnm.msu.ru/main.php?…) с самого начала правильно оценил перспективы нанотехнологий и так построил учебно-научный процесс, что в нем предусматривается практически всё, что необходимо для подготовки специалистов в этой области.

Конечно, на факультете есть определенные предпочтения по тематике (http://www.fnm.msu.ru/main.php?…); превалируют, в частности, дипломные работы по неорганическим структурам (традиционная методология исследования для кафедры неорганической химии МГУ). Это определяется, в первую очередь, научной школой, которая развивается под руководством академика Ю.Д.Третьякова. Тем не менее, в последнее время появились дипломные работы в области полимеров и биологии. И в дальнейшем, по-видимому, следует расширять область исследований. Но для этого надо расширять факультет. Пока таких специалистов факультет выпускает очень мало (в силу ограниченного набора студентов). И получить сотрудника после окончания факультета, например, к себе в институт я не могу, хотя у нас в институте есть прекрасные возможности, в том числе и материальные, для продолжения научной работы.

Но есть и другие возможности для подготовки хорошего специалиста по нанотехнологиям. В 2003 г. на базе РХТУ организована кафедра нанотехнологии и наноматериалов, которой заведует член-корреспондент РАН Е.В.Юртов (http://nano.muctr.ru/yurtov-1.htm). Мы приглашаем студентов этой кафедры уже на первых этапах их обучения познакомиться с нашим институтом. Я рассказываю им о наших работах, об институте. В дальнейшем они делают у нас свои курсовые и димломные работы. Стены нашего института становятся для них родными.

Было бы неплохо, чтоб такую практику с первого курса проходили у нас и студенты ФНМ. Надеюсь, что этот вопрос мы решим с академиком Ю.Д.Третьяковым.

Хороший опыт есть в нашем институте и по работе со студентами Высшего химического колледжа Российской академии наук (http://www.hcc.ru/main.html?…). Студенты этого колледжа работают в нашем институте с первого курса. Эти ребята хорошо подготовлены (в колледж отбираются талантливые, увлеченные химией ребята), и уже с начала обучения способны делать научную работу, сразу вовлекаются в «процесс», «зажигаются» от него и других «зажигают». С такими ребятами приятно и интересно работать. А бывает, что приходят студенты четвертого курса ВУЗа, и наши научные сотрудники очень неохотно работают с с теми студентами, которые не умеют делать самые простейшие необходимые для научной работы вещи, например мыть посуду, готовить стандартные образцы, провести простейшую реакцию и т.д.

Мне представляется, что наше взаимное сотрудничество с МГУ и другими ВУЗами позволит нам достичь бoльших успехов в подготовке специалистов в сфере нанотехнологий. К тому же, у нас появляются совместные проекты и гранты на федеральном и международном уровнях, которые, несомненно, позволят улучшить подготовку таких специалистов и в качественном, и в количественном отношениях.

- Как осуществляется взаимодействие Российской академии наук и ВУЗов?

По моему мнению, наилучшая форма такого взаимодействия – научно-образовательные центры (http://www.fnm.msu.ru/main.php?…). В нашем институте такой центр – Научно-образовательный центр по химии, радиохимии, радиационной химии и электрохимии (http://phyche.ac.ru/Units/noz) – был создан в 2002 г. как самостоятельное научно-вспомогательное подразделение. Структура нашего Научно-образовательного центра очень разнообразна. Она включает учебно-научные центры с серией базовых кафедр из нескольких Вузов, в том числе кафедру на базе Европейского научного объединения по супрамолекулярной химии, интеграционные комплексы базовых кафедр на базе нашего института, научно-образовательные отделы по различным направлениям, совместные лаборатории с кафедрами ряда университетов, международные интеграционные образовательные системы. Все эти структурные формы, возглавляемые специалистами высочайшего класса (академиками, член-корреспондентами, профессорами, докторами химических наук) созданы на основе лабораторий нашего института совместно с кафедрами ВУЗов, в первую очередь, МГУ, МИТХТ, РХТУ. В Научно-образовательном центре есть структурные формы, включающие Московский институт стали и сплавов, Университет нефти и газа им. И.М.Губкина, Московский инженерно-физический институт, Московский физико-технический институт. Мы сотрудничаем также с Ростовским, Кубанским и Воронежским государственными университетами и многими другими учебными заведениями. Каждый Вуз выбирает такую структурную форму, которая ему больше всего подходит. Работа Научно-образовательного центра осуществляется, как правило, на основе договоров о сотрудничестве с ВУЗами.

Каковы же цели и функции Научно-образовательного центра? Основная задача – подготовка молодых специалистов на основе многоступенчатой системы образования (бакалавров, магистров, кандидатов и докторов наук). Эта задача решается путем вовлечения студентов в научную работу, чтения лекций по специальным курсам в рамках образовательной программы по Стандартам образования, чтение факультативных лекций, проведение лабораторных занятий в рамках спецкурсов, учебно-методическая работа, обеспечение современного уровня фундаментальных и прикладных работ, проведение рабочих школ-семинаров и конференций и т.д.

В проекте устава Российской академии наук впервые записано, что образовательный процесс является основным видом ее деятельности. И это очень правильно, поскольку многие сотрудники институтов РАН работают в ВУЗах, читают лекции студентам. Я, как уже говорил, заведую кафедрой в МИТХТ, связан я и с факультетом наук о материалах МГУ им. М.В. Ломоносова, и кафедрой нанотехнологии и наноматериалов в РХТУ. А сейчас ведущие ученые нашего института читают лекции в нашем Научно-образовательном центре. Эти лекции могут слушать студенты разных ВУЗов. К тому же у нас имеются большие возможности для научной работы, поскольку в наших лабораториях есть уникальное оборудование и специалисты, под руководством которых студенты могут осваивать новые приборы и физические методы исследования непосредственно в этих лабораториях.

Сейчас работа Научно-образовательного центра налажена, она развивается, хотя возникает еще много вопросов, связанных с улучшением его работы. На основе такого центра в дальнейшем возможно создание академического университета. Первым примером университета этого типа является Академический университет, созданный на основе Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе лауреатом Нобелевской премии Ж.И Алферовым.

- Этот университет является высшим учебным заведением?

Да, конечно, это высшее учебное заведение, которое, как и любой ВУЗ, может выдавать дипломы об окончании этого университета. Сейчас же у нас нет права выдавать дипломы. Хотя студент после получения степени бакалавра, делает магистрскую работу на базе нашего института, диплом все равно выдается ВУЗом, в котором он обучается. Но мы рассчитываем на то, что скоро мы получим такое право, и наши дипломы будут иметь высокую оценку. А в дальнейшем, как я уже говорил, – ориентация на образование академического университета, где будут готовиться специалисты высокого класса, в том числе и по нанотехнологиям.

А специалисты нам нужны, чтобы малые предприятия, занимающиеся инновационными и высокими технологиями вырастали в такие монстры как корпорация Микрософт (Microsoft) Билла Гейтса.

- Не могли бы Вы пояснить, дает ли Научно-образовательный центр дополнительное образование или он является исследовательским центром?

Нет, это не дополнительное образование. Научно-образовательный центр нашего института предоставляет возможность студентам ВУЗов сделать у нас работу на степень бакалавра. Он приходит к нам на 4 курсе. И при успешной защите этой работы он далее выполняет магистрскую работу. Это делается, как сказано выше, по договорам сотрудничества с ВУЗами. Дело в том, что сейчас на многих кафедрах ВУЗов (кроме МГУ) просто нет возможности делать магистрские работы: нет приборов, оборудования, недостаточно кадров. К счастью, сейчас научные исследования в ВУЗах постепенно возрождаются.

Но с другой стороны, по просьбе ВУЗов в Научно-образовательном центре читаются лекции уже для студентов младших курсов, например по квантовой химии, спектроскопии и т.п. Такие лекции читают ведущие ученые в этих областях науки. И, конечно, это дополнительная учеба студентов.

Кроме того, у нас есть совместные научно-исследовательские проекты, в которых участвуют и студенты. Это также дополнительная учеба, поскольку в такой работе студенты получают хорошие навыки научно-исследовательской работы.

Интервью предоставлено сайтом «Нанометр»: http://www.nanometer.ru

Корреспонденты портала «Нанометр», студенты 4 курс. ФНМ МГУ Е. Веряева, А. Грошева, М. Ефремова

Источник: http://www.nanometer.ru/…notubes.html

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (1 vote)


Anonymous аватар

Нанотехнологии.Химические свойства атомов.

О модели ядра атома и таблице элементов.

Таблица элементов по нуклонам. Смотрите какой может стать таблица
элементов.

http://sciteclibrary.ru/…es/5023.html

О природе образования кристаллических решеток
монокристаллов-элементов, о фазовых переходах и
проводимости в них.

http://kristall.lan.krasu.ru/…_grodno.html

Здесь я попробовал описать твердое тело начиная не со
строения атома, а идя обратно от кристаллической
структуры к атому.

artyukhov аватар

Геннадий Филипенко, перестаньте мусорить на сайте.

Anonymous аватар

Василий Артюхов!
Если что-то не подходит по теме удалите ради бога.

artyukhov аватар

Полагаю, имеет смысл оставить – в назидание, так сказать, потомкам. Чтобы одни не мусорили на сайте ссылками на свою меганауку, а другие – не велись на всякую глупость.

Anonymous аватар

Спасибо и на этом! Но если Вы знаете (или хотя бы кто-нибудь из Вашего отдела) почему железо ОЦК, медь-ГЦК, а магний ГЕК, напишите пожалуйста здесь.

artyukhov аватар
Увы, всё куда хуже – я знаю, почему фраза
железо ОЦК, медь-ГЦК, а магний ГЕК
с физической точки зрения просто бессмысленна :)
Anonymous аватар

А я думал, что Вы в специалист по физхимии из отдела
«Химического материаловедения». Фраза не так поставлена! Потомки разберутся…

artyukhov аватар

А я думал, что Вы пришли на сайт, посвящённый нанотехнологиям. Свои изыскания лучше отправьте в Phys.Rev. или хотя бы в «Физику твёрдого тела», а то как же это можно – такое держать в тайне от мирового научного сообщества?

Что же касается специалистов, то давайте не будем тут измерять, у кого что длиннее. Даже школьник (при условии, что он учил физику) сможет по достоинству оценить вышеупомянутую фразу (и многое другое – у Вас на сайте; да, я там был).

В дальнейшей дискуссии предлагаю придерживаться тематики, близкой академику Цивадзе, а не нам с Вами.

Anonymous аватар

Есть и у меня примерно такая же статья, как у академика, с набором нанотехнологий, как я полагаю.

Свойствами атомов начал заниматься в 1978г после расшифровки радиопослания от 1928г, полученного группой ученых.

Сверхпроводники от инопланетян.

Серии Штермера.Сигналы зонда. Поиск внеземных цивилизаций

ПРОЕКТ расшифровки

Явление изложено К.Штермером в его труде «Проблема полярных сияний» в разделе под заголовком «Эхо коротких волн, приходящих через много секунд, после основного сигнала». В 1928г. радиоинженер Иорген Хальс из Бигдё близ Осло сообщил К.Штермеру о странном радиоэхо, принимаемом через 3 (три)

секунды по прекращении основного сигнала, кроме того принималось обычное эхо, обегающее Землю за 1/7 секунды. В июле профессор Штермер переговорил с доктором Ван-дер- Полем в Эйндховене и они решили: осенью провести опыты и посылать каждые 20 секунд телеграфные сигналы незатухающими волнами три тире один за другим. 11 октября 1928 года в 15.30–16.00 К.Штермер услышал эхо «не подлежащее никакому сомнению», сигналы были продолжительностью 1,5–2 секунды на незатухающих волнах длиной 31,4 метра. Штермером и Хальсом были записаны промежутки времени между основным сигналом и таинственным отголоском 15,9,4,8,13,8,12,10,9,5,8,7,6 12,14,14,12,8 12,5,8 12,8,5,14,14,15,12,7,5,5,13,8,8,8,13,9,10,7,14,6,9, 5 9 Атмосферные нарушения в это время были незначительны. Частота отголосков была равна частоте основного сигнала. Природу отголосков К.Штермер объяснил отражением радиоволн от слоев ионизированных Солнцем частиц. Но! Профессор Стенфордского электротехнического университета Р.Брейсуэлл своевременно предположил о возможности информационной связи посредством космических радиозондов между более или менее развитыми цивилизациями в космосе. С этой точки зрения о расшифровках серий Штермера можно прочитать в журналах: «Смена»№2 1966г. Москва, «Астронавтика и аэронавтика» №5 1973г. США, «Техника молодежи» №4 1974 и №5 1977г. Москва, т.п. Автором этой работы предлагается следующая расшифровка: заменим цифры в сериях на химические символы элементов с соответствующими зарядами ядра атома.

  1. PFBeOAlOMgNeFBONC
  2. MgSiSiMgO
  3. MgBO
  4. MgOBSiSiPMgNBBAlOOOAlFNeNSiCFB
  5. F

Невооруженным глазом видно, что вторая серия повторяется в начале четвертой с той лишь разницей, что в четвертой кремний легирован бором и фосфором, т.е. создан «р-n переход» какого-то диода. Третья серия- получение чисто- го бора воздействием магния на борный ангидрид. B2O3+ +Mg= В+…

Автор излагаемой гипотезы, когда-то писал дипломную работу по карбидокремниевым светодиодам, поэтому концовка четвертой серии наиболее проста -это современный светодиод. Карбид кремния легирован азотом и бором с каким-то «участием» фтора. Примерно также легируется в лабораториях «Другой цивилизации» с «участием фтора» алмаз, что видно в конце первой серии. В середине четвертой серии корунд основа рубина, также легирован бором, азотом и фтором. В пятой серии просто выделен фтор, как полезный, но очень агрессивный газ. Инертный неон, очевидно, разделяет оптоэлектронные приборы. В заключении отметим некоторые повторяющиеся применения у них либо фтор как-то способствует диффузии бора, либо электронным процессам в запрещенных зонах алмаза, карбида кремния; почему-то применяются магниевые контакты. В 1928г. на Земле полупроводниковые приборы не применялись, что доказывает внеземное происхождение вышеизложенной информации.

Ленинград 1978г.

В 2001г сразу три «независимых» группы объявили об открытии сверхпроводимости у диборида магния!

После неоднократных обращений в ТМ (Техника-молодежи) журнал печатать эту статью отказался!

P.S. В одном из последних номеров Nature опубликована совместная работа ученых Института Физики Высоких Давлений РАН, ФИАНа и Лос Аламосской Национальной Лаборатории (США), в которой получен необычный результат – впервые показано, что алмаз, легированный бором, может стать сверхпроводящим [1]. Алмаз легированный бором присутствует в сериях Штермера.

About it please see at:http://heim.ifi.uio.no/~sverre/LDE/ from Oslo University.

Mystical delayed radio signals received in Oslo В 2006г французские ученые открыли сверхпроводимость в кремнии, легированном бором.

С уважением! Г.Ф.

Категории статьи