Сергей Степашин: В контроле за работой госкорпораций "срывов не будет"...

Сергей Степашин: миллиард в Невельске никто не терял

К 1 декабря 2007 года россияне заплатили по налоговой амнистии около 611 миллионов рублей, легализовав около 5 миллиардов рублей. О том, будет ли действие закона о налоговой амнистии продлено, а также в чем причины отставки главы Пенсионного фонда РФ Геннадия Батанова, куда исчез миллиард рублей, направленный на восстановление Невельска, в интервью информационному каналу «Вести» рассказал председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин.

Stepashin_0.jpg

Добрый день, Сергей Вадимович. Мы хотели бы начать наше с вами интервью с такого вопроса. У граждан России в этом году есть возможность, хотя до конца года осталось не так много времени, задекларировать свои доходы, которые может быть не совсем официально получены. Хотелось бы узнать, что это за законы, что это за возможность и каким образом граждане могут заняться соответствующей процедурой?

Закон очень короткий, один из самых коротких законов, который затрагивает судьбу многих людей. Там прописано, если ты приходишь в банк, платишь налоги, причем, не указывая источники, откуда у тебя такая сумма налогов, ты освобождаешься от какого-либо преследования в будущем. И спокойны ты, твои дети, родные близкие, могут жить-поживать и добра наживать. Но не преступным путем. Закон вступил в силу 1 марта и заканчивается, к сожалению, в январе следующего года. К сожалению, вот почему: воспользовались им пока немногие. Я думаю, причин здесь несколько.

Отсутствие серьезной пропаганды. Это я уже говорю как представитель Ассоциации юристов России. Я думаю, мы здесь не доработали. И мы готовы это компенсировать в ближайшее время. Второе, конечно, остаются элементы недоверия к власти. Люди боятся того, что банки будут сдавать эту информацию. Но это жестко запрещено законом. Кстати, закон прямого действия. Там нет никаких отсылочных норм, поэтому маневра для коррупционеров и нечистоплотных чиновников практически нет. И конечно, в данной ситуации мы, я имею в виду Ассоциацию юристов России, Союз налогоплательщиков, готовы выступить гарантом с тем, что закон исполнялся, как это и положено.

С учетом того, что не так многие, к сожалению, знали о законе, им воспользовались не очень большое количество наших налогоплательщиков, в отличие, скажем, от Италии, Казахстана и других стран. Мне представляется, и, наверное, с таким предложением я в ближайшее время выйду от ассоциации юристов в Госдуму, чтобы его можно было продлить. По крайней мере, до первого июня следующего года. Этот закон очень важен.

Сергей Вадимович, я хотел уточнить у вас, означает ли это то, что если я не задекларировал доходы в установленный срок, даже с учетом возможного продления данного закона, то потом ко мне могут прийти соответствующие органы и спросить, откуда у меня там какой-то дом или какая-нибудь футбольная команда, которая явно не соответствует по стоимости моим официальным доходам?

Совершенно справедливый и очень точный вопрос. Россия в этом году ратифицировала европейскую конвенцию по борьбе с коррупцией. Кстати, ваш покорный слуга, будучи министром внутренних дел, я ее подписывал аж в 1998 году. Вот сколько лет прошло. Там есть одна очень жесткая позиция, когда чиновник и его родные и близкие обязаны сообщить налоговым органам и, при необходимости, правоохранительным, общественности, если ты всю жизнь на зарплату, откуда особняк и все остальное взялось.

Это, кстати, очень серьезный шаг в борьбе с коррупцией. И вы правильно заметили, если этот человек не задекларировал через получение вот этого так называемого квитка, где он заплатил налоги, то тогда отвечайте по закону. Государство, может быть, первый раз так по-взрослому, извините, такое, может быть, не юридическое слово, идет навстречу. И не воспользоваться этим шагом грешно, поверьте мне.

Сергей Вадимович, хотелось бы с вами обсудить землетрясение в Невельске. В настоящее время там по поручению президента фактически восстанавливается город, чтобы люди могли жить в нормальных человеческих условиях. Между тем периодически возникают финансовые скандалы, в частности, вы прекрасно знаете, что премьер-министр России Виктор Зубков заявил о том, что в ходе там предварительной проверки непонятно каким образом исчез целый миллиард рублей, который был направлен в числе прочих средств на восстановление Невельска. Какова позиция Счетной палаты по данному вопросу? Что вы собираетесь предпринять в связи с этим предпринять?

Мы включили этот вопрос в план работы на следующий год, в январе туда выедут наши сотрудники. Но я уже получил предварительную информацию. Миллиард, конечно, никто не потерял. А то, что плохо восстанавливают, и за это надо жестко спрашивать с людей. У нас по 3–4 месяца готовят соответствующие постановления правительства о ликвидации чрезвычайных ситуаций. Мы только сейчас изучали ситуацию с Амуром.

Помните, там пятно плавало. Хабаровск взял на себя все эти вещи. Полгода согласовывали поступление средств. А мы им сейчас чуть ли не нецелевое использование средств инкриминируем. Правда, Счетная палата, что называется, творчески подошла к этому вопросу. Заявка была губернатора одна, правительство давало цифру другую, отсюда и появился этот миллиард. Но мы проверим все досконально и доложим и депутатам, и нашей общественности.

И еще один вопрос, который активно обсуждался всю минувшую неделю. Во вторник глава Пенсионного фонда России написал заявление на имя премьер-министра с просьбой освободить его от занимаемой должности в связи с достижением предельного Пенсионного возраста. Но обсуждалось, что заявление возникло не просто так. Что есть какие-то финансовые проблемы в Пенсионном фонде, какие-то нарушения. Хотелось бы из первых уст узнать, соответствует ли это действительности, и что на самом деле происходит с финансовой точки зрения в Пенсионном фонде?

Мы ежегодно проверяем Пенсионный фонд. Кстати, я секрета делать не буду, Батанов после отставки был у меня, он все-таки наш бывший аудитор, и сам до этого проверял Пенсионный фонд. С его слов, конечно, его вынудила подать в отставку проверка, которую проводила Генеральная прокуратура. В том числе на основании наших материалов. Он с некоторыми выводами не согласен, но это его право. Что касается наших проверок, то мы указали на два момента.

Во-первых, Пенсионный фонд так не заработал как фонд, который сумел бы зарабатывать и действительно серьезно поддерживать уровень пенсий, инвестировать. Сам Геннадий Ботанов с этим согласен. Но это проблема не его, а правительства в целом. Это проблема, в первую очередь, экономическая, проблема всего нашего правительства, министерства финансов и того банка, через который работает Пенсионный фонд. На это мы указывали из года в год. До 40% Пенсионный фонд финансируется из стабилизационного фонда. По сути дела у нас сегодня существует собесовская система как при советской власти. Правда пенсии пониже.

Во-вторых, причиной стало достаточно большое количество так называемого недостроя. Если вы приедете в любой самый затрапезный город, то увидите два самых красивых здания – Сбербанк и Пенсионный фонд. Вообще-то надо скромнее быть.

Сергей Вадимович, еще одна тема, которая достаточно интересна. Уже на протяжении многих лет эксперты обсуждают необходимость введения дополнительного налогообложения с тех предприятий, которые были выкуплены в начале 90-х в ходе так называемых залоговых аукционов. Вы знаете, что многие эксперты считают, что они покупались не по рыночной цене. Какова позиция ваша позиция по этому вопросу и позиция Счетной палаты? Насколько это нужно сейчас делать, и если делать, то какими механизмами, какими средствами?

Между нами говоря, это такая «с душком» кампания была. Время было такое чудное у нас. Счетная палата в своей известной книге «Итоги приватизации в России за 10 лет» предлагала комплекс мер. Мы предложили не реприватизацию (мы категорически против этого), а частичную компенсацию упущенной выгоды государства. Вы знаете, я вам откровенно сейчас скажу, это уже происходит. Может быть не столь заметно, и многие не знают. Это те так называемые благотворительные акции, которые проводят наши бывшие олигархи, богатые люди, поддерживая школы, строя футбольные поля, поддерживая спортивные команды, детские дома и так далее.

Константиновский дворец в Санкт-Петербурге строят на 80% за их средства. Я думаю, сегодня они подключатся к крупным олимпийским объектам. Например, к зимнему стадиону и аэропорту в городе Сочи. Я могу много примеров привести, вы догадываетесь, о ком и о чем я говорю. Это и есть частичная компенсация. Владимир Владимирович людям убедительно сказал: я дал вам трехгодичный срок, и итоги приватизации по истечении трех лет уже не пересматриваются. По сути дела это была приватизационная амнистия. Потому что, если уж говорить совершенно откровенно, то нам бы пришлось бы всю экономику переворачивать вверх ногами. Лучше бы от этого не стало, поверьте мне.

Вы знаете, конечно же, отлично о том, что впервые принят трехлетний бюджет страны. Насколько легче, а может сложнее стало работать Счетной палате в таких финансовых условиях?

И легче, и сложнее. Легче, потому что, во-первых, мы сами были инициаторами этого трехгодичного плана. И сегодня мы основной акцент будет делать уже не просто на контроль, куда и как дошли бюджетные средства. Для этого есть казначейство, у нас полно контролеров, которые могут проверить, дошла ли бюджетная копейка до получателя или нет. У нас самое главное – это аудит и эффективность. Насколько эффективно были вложены средства.

Вложили средства, скажем, в какую-то отрасль, нанотехнологии, условно говоря. Вот прошло три года. Все построено, академики получают хорошую зарплату, на базе Курчатовского института создали что-то выдающееся. Хорошо, замечательно. А что это людям дало, экономике, бюджету, качеству жизни? Вот по этому пути мы пойдем. А для этого нужны уже другие мозги. Должна быть аналитика. Мы это называем стратегическим аудитом.

Поэтому, конечно, сложность в том, что нам приходится по ходу перестраивать свою работу. И второе. Тут и плюс, и минус. Я ведь не всегда был представителем Счетной палаты, я еще работал и в исполнительной власти. Меня тоже проверяли. Мы все-таки даем больше маневров сегодня министрам и крупным бюджетным получателям. Сегодня в конце года не надо дергаться и пытаться как-то эти деньги освоить, потому что у тебя в начале следующего года их заберут. Сейчас ты можешь спокойно планировать на трехгодичный цикл. Тем более с учетом тендеров, конкурсов и так далее. То есть это конечно облегчает во многом жизнь крупным бюджетополучателей.

У нас, конечно, появляются сложности. У нас многие контролеры еще привыкли, что должно быть так, как это было при советской власти. Ты мне должен отчитаться за каждую копейку в декабре. А люди говорят, подождите, у нас новый бюджет, мы считаем, что мы должны потратить деньги сюда. Они с нами начинают спорить, в том числе на коллегии. Но это хороший процесс. Мы все-таки во многом облегчаем экономику нашей страны от излишней бюрократизации, вмешательства государства. Кстати, это вторая и самая большая проблема в моей стране.

Сергей Вадимович, как всегда в конце года принято спрашивать о планах на следующий год. Я знаю, что вы уже заявили на той неделе о том, что Счетная палата планирует в 2008 году проверить абсолютно все государственные корпорации. Насколько эта достаточно серьезная и амбициозная задача будет вами выполнена и вашими специалистами? Не будет ли каких-то сбоев?

Реально мы это делаем каждые два – три года. Срывов не будет. Все это запланировано. 21 числа декабря мы этот план утвердим. Возможности у нас есть, силы и средства есть. Это будет объективная, нормальная работа, определенная нашим законом. Мы тут ничего не придумываем нового. Более того, у нас появились новые задачи, связанные с олимпиадой. Их, кстати, нам поставил глава государства. Работы очень много. Но мы обязаны это делать, и особенно по олимпиаде. С каким трудом она нам досталась, и какой праздник она вызвала у больше части наших сограждан, в том числе и у меня лично! Мы все любим спорт и не имеем права опозориться. И здесь мы будем работать очень жестко и очень профессионально, поверьте мне.

http://www.vesti.ru/doc.html?…

Ну вот, сколько уже было сломано копий. Сколько писАли и журналисты, и разного эксперты, что госкорпорации – это такой специально «придуманный» способ, механизм увода/«распиливания» госбюджетных средств. И, в частности, особо намекали на ГК «Роснанотех»… Так что, видимо, поэтому она сразу же «сорвалась с языка» у председателя Счетной палаты. Небось, спит и видит, когда и как он будет проверять эту организацию (надо бы не забыть 21 декабря ознакомиться с этим планом проверок" ;-) ). Но вот он обещает, что «срывов не будет»… Теперь мы (и Л.Б.Меламед ;-) ) можем спать спокойно. Ну, а, по-серьёзному, серьёзный учёт и контроль никому ещё не повредил. Так что «с этой стороны» развитию отечественных нанотехнологий, будем надеяться, ничего не грозит. Остались только «дураки и дороги»… ;-)))