Дорогие читатели, Нашему шестнадцатилетнему, волонтёрскому и некоммерческому проекту для создания новой, современной версии N-N-N.ru, очень нужно посоветоваться касательно платформы нашего сайта – SYMFONY & DRUPAL 8. Платформа не простая, но обещаем – мы не займём много времени, просто нужна консультационная поддержка квалифицированного разраба. Если вы можете помочь, то связаться с нами можно на страницах Facebook.com здесь и здесь.

Дионис Гордин: "Рынок ожил, пошли сделки"

Бывший управляющий директор «Роснано», а ныне – гендиректор национального листингового агентства «Региональные инновации и инвестиции» (РИИ) ММВБ Дионис Гордин побеседовал с корреспондентом UNOVA об особенностях регионального инновационного бизнеса.

persone-dionis-gordin.jpg Дионис Гордин, генеральный директор
национального листингового агентства
«Региональные инновации и инвестиции»
Фото:www.rusnano.com

Интервью происходило на церемонии подписания соглашений национального листингового агентства с регионами.

Чего вы ожидаете от сегодняшнего подписания соглашений?

По результатам подписания соглашений в регионах будут инкорпорированы упаковочные компании, которые через некоторое время будут иметь пайплайны проектов. Эти проекты будут финансироваться посредством как сети упаковочных компаний, так и центральной упаковочной компании. Регионы получат не только деньги в свои компании, но и четко работающую инфраструктуру по привлечению финансирования.

Хотелось бы поинтересоваться вашей деятельностью в «Частном капитале». Как принимаются решения об инвестировании в проекты?

Я партнер «Частного капитала». Эта старейшая сеть бизнес-ангелов. Мы принимаем решения как это делают бизнес-ангелы. Мы собираем бизнес-ангелов, мы показываем им какие-то проекты. Далее инвестиционные решения бизнес-ангел принимает сам. Мы же помогаем составить им синдицированные сделки, потому что часто один бизнес-ангел не рискует войти в проект, он хочет видеть в ней еще кого-то. Мы находим ему, так сказать, «соучастника» процесса, синдицируем между ними проект, чтобы они могли обговорить свои интересы, и помогаем провести сделку. Но надо понимать, что национальная ассоциация – это некоммерческая компания, задача которой помочь провести сделку, но не сделки как таковые.

А вы сами не выступаете бизнес-ангелом?

Мы можем инвестировать в проекты как физические лица. Бизнес-ангел – это физическое лицо, которому интересно вложить в какой-то проект. Конечно, в самые сладкие, в самые интересные проекты мы иногда входим сами.

Не скажете, что это за проекты?

К сожалению, нет, потому что пока они на ранней фазе. Все такие проекты всегда стартапы. Нужно будет посмотреть, как они будут развиваться. Мы сейчас инвестировали вряд проектов, смотрим, что с ними будет.

Из какой сферы эти проекты?

Это проекты из разных индустрий. По сути, для нас это как занять свою душу. Инвестиции крайне рискованные, вероятность ошибки крайне высока. Конечно, ассоциация бизнес-ангелов как-то способствует тому, чтобы проекты все-таки развивались, но в целом это риск инвестора. Поэтому здесь каждый инвестор сам для себя находит, во что вкладывать. Мы же, скорее, помогаем, найти этим бизнес-ангелам проекты, которые им нравятся.

А какова эффективность подобного рода общественных образований на ваш взгляд?

Эффективность ассоциации меряется тем, сколько людей смогли найти свои проекты. В общем, сейчас, те ассоциации, которые действуют, в достаточной мере эффективны, рынок ожил, пошли сделки. Я вижу это крайне позитивным. Скажу даже больше: относительно недавно была создана национальная ассоциация бизнес-ангелов РУБАН по аналогу лучших американских и европейских сетей. Отцами-основателями выступили Анатолий Чубайс, Игорь Агамирзян, Альбина Никконен. Сейчас эту ассоциацию возглавляет Константин Фокин. Я – председатель наблюдательного совета. Мы включили туда те сетки, которые наиболее активно и удачно проявили себя на рынке. Они стали учредителями этой ассоциации. Мы считаем, что государство не может просто взять и учредить ассоциацию бизнес-ангелов. Она может родится только изнутри, из коммьюнити. Но она не может родиться, если ей не помочь, не плодекларировать, что люди, которые отвечают за инновации в стране, будут ее поддерживать. Как, собственно, это и происходит сейчас. Первый этап жизненного цикла этой ассоциации проходит при поддержке «Роснано», РВК и РАВИ. Дальше она будет действовать абсолютно самостоятельно, без помощи этих организаций.

Почему российские компании демонстрируют такую низкую активность на РИИ ММВБ?

Вы знаете, что в ММВБ идет реинжиниринг процессов и появился новый руководитель. Можно в какой-то мере, это отнести к причинам. Я считаю, что сектор качественно развивается. Там правильные люди и все будет в порядке. Я имею в виду рынок инноваций и инвестиций ММВБ. ММВБ – это площадка. Проблема в том, что нет эмитентов, нет компаний, готовых к тому, чтобы выйти сейчас на биржу. Собственно, мы для себя и видим основную задачу в том, чтобы те самые десятки проектов выходили на биржу. Например, после «Роснано» надо выходить куда-то, если в России не будет качественной площадки – как это может осуществиться? Наши проекты будут через 3–5 лет. Сейчас же нужно наполнить хорошими проектами, но их надо упаковать.

Мы проанализировали местные компании в регионах, составили инновационные карты регионов – вы не поверите, люди даже не представляют, что их компания готова к выходу. Они ищут ресурсы в банках, под сложный процент, когда на бирже их можно привлечь проще и качественнее. Просто люди не знают об этом. И нет игроков, которые могли бы это для них сделать там в регионе. В Москве проще. Здесь огромное количество финансовых институтов, к которым можно придти и твое предложение воспримут. А желающих поездить раз 20 в месяц в Красноярск особо нет. Когда делаешь сделку, специалисты могут выехать в регион в месяц 10 – 15 раз. Поэтому я понимаю московские финансовые учреждения, которые не любят ездить в регионы. В этом плане создание в регионе компании, которая могла бы на себя взять техническую функцию по упаковке крайне важна. Доля российских регионов в инноватике очень маленькая. Потому что не пакуются проекты – не кому это делать. Кризис вымел с рынка тех, кто пытался это делать.

А каков потенциал регионов? Сколько региональных проектов готовы выйти на биржу?

По разным регионам прогноз разный. Мы только начали эту работу и видим, что по уже существующим упаковочным компаниям, что живые, работающие пайплайны аккумулируют от 2 до 11 млрд рублей. Это проекты, которые уже прошли внутренние инвесткомы, то есть мы понимаем, что их уже точно можно вывести на финансирование.

Почему вы ушли из «Роснано»?

Я ушел в этот проект. Мне кажется, вы сами видите, что он стоит того.

У российских биржевых площадок есть конкуренция с зарубежными за молодые инновационные компании?

Конечно, конкуренция есть. На наш взгляд, когда российская компания размещается в Лондоне, в Китае, в России – это успех. Мы, безусловно, за то, чтобы размещение произошло в России. Оно произойдет только при одном условии: когда условия размещения будут лучше и выгоднее, чем условия размещения на западе. На данный момент это именно так. Я заявляю абсолютно уверенно, что разместиться на площадке в Москве проще, дешевле и не менее качественно, чем на площадке в Лондоне. И тот тренд, который мы сейчас видим, говорит об этом. В упаковке находится более десятка компаний, которые мы собираемся выводить на биржу. Понятно, что половина из них, может быть треть, уйдет на техническое привлечение. Поэтому сложно точно сказать, какое количество компаний будет именно на бирже, но они будут.

Автор публикации: Алексей Гусаков

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 3 (4 votes)
Источник(и):

Unova.ru