Дорогие читатели, Нашему шестнадцатилетнему, волонтёрскому и некоммерческому проекту для создания новой, современной версии N-N-N.ru, очень нужно посоветоваться касательно платформы нашего сайта – SYMFONY & DRUPAL 8. Платформа не простая, но обещаем – мы не займём много времени, просто нужна консультационная поддержка квалифицированного разраба. Если вы можете помочь, то связаться с нами можно на страницах Facebook.com здесь и здесь.

Зачем России Сколково: Станислав Наумов отвечает скептикам

Как создать рай для ученых? Возможно ли в России повторить успех Силиконовой долины? От каких российских реалий стоит оградить Инноград? Вице-президент Фонда Сколково Станислав Наумов во время онлайн-конференции на сайте GZT.RU ответил всем скептикам.

gzt-persone-naumov.jpg

Oleg: Зачем нужен отдельный закон о Сколково? В отношении Силиконовой долины в Штатах таких законов не принималось. Не проще ли создать в стране нормальные условия для ее развития, а не тратить бюджет на очередной коттеджный поселок?

Наумов: Сколково – это своего рода эксперимент. Его цель – обеспечить участникам инновационного процесса максимально комфортный инвестиционный климат на отдельно взятой территории. Специальный закон позволяет инвесторам, в том числе иностранным, руководствоваться понятными правилами игры, изложенными в одном нормативном акте. И я уверен, что положительные итоги этого эксперимента будут в перспективе распространены на остальную территорию нашей страны.

Dmitrijus: Статья вторая 3аконa РФ «Об инновационном центре «Сколково» (принят Государственной Думой 21 сентября 2010 года) предусматривает, что «управляющая компания – российское юридическое лицо, на которое в порядке, установленном Президентом Российской Федерации, возложена реализация проекта». Кто и как возложил права управляющей компании на Фонд?

Наумов: Очень легко ответить на этот вопрос. Фонд имеет статус управляющей компании в соответствии с распоряжением Президента РФ от 2 июля 2010 года № 446-рп, а также решением Комиссии по модернизации, принятым в ноябре 2010 года.

Виктoрия: Какая ответственность учредителей Сколково в случает его провала и неэффективного расходования бюджетных средств?

Наумов: Имя – это самая большая ответственность. Когда Виктор Вексельберг пошел в этот проект, занимаясь нефтью, металлургией, уже сделав себе заслуженную репутацию не только в бизнесе, но и в общественной деятельности, наверное, он понимал, что уровень диалога, в котором он будет находиться, будет ещё выше. Потому что сегодня в деловой совет Сколково входят лидеры мирового высокотехнологичного бизнеса.

Я, например, когда для себя принимал решение перейти в Сколково, понимал, что у меня будет возможность понять корпоративную культуру ведущих компаний в мире. За счет того, что они входят в деловой совет. Как вы думаете, эти люди позволят нам что-то сделать неэффективно, пользуясь их именем? Ну, попробуйте, представьте? Не получится сделать плохо, потому что одновременно в деловом совете находятся люди из Франции, из Индии, из Америки, из Германии.

Сейчас летали в Мюнхен, 8 декабря. Все лидеры немецкой экономики собрались поужинать с нами. Наверное, они просто так не прилетят из Франкфурта, Берлина, Бонна, чтобы посмотреть на то, как мы собираемся что-то распилить. Ребята, так не бывает! Это наша собственная привычка считать, что все обязательно должно быть плохо. Научный совет два нобелевских лауреата возглавляют – Корнберг и Алферов. Два нобелевских лауреата! Очень непростые люди.

Кто Жореса Ивановича знает, не даст соврать. Экзамены ему сдавать не просто, а мы эти экзамены сдаем каждым проектом. Когда у вас экзамены принимают академики, нобелевские лауреаты, можно ли не подготовиться к экзаменам? Поставит ли он просто так вам зачет? Да, не поставит.

GZT.RU: Вот отличный пример – новый способ хранения информации, фотоны, в перспективе Нобелевская премия. Какая роль фонда Сколково в этом проекте?

Наумов: Ну, во-первых, мы даем на 10 лет возможность реализовывать этот проект без тех отчислений, нормальных, обычных в бизнесе, связанных с налогами, с таможенными платежами. Мы понимаем, что если мы берем проект, то он должен быть необычный. И поэтому у группы, которая этот проект ведет, не должно быть, скажем так, лишних каких-то обременений и забот: закончился год, прибыли нет, а надо заплатить налог на прибыль. Или: ввезли оборудование для вычислений, для исследований, для экспериментов, а надо сразу же заплатить налог на добавленную стоимость, да еще оно 5 месяцев где-то там на таможне валяется.

Все эти обычные, к сожалению, проблемы, выведены за скобки, за территорию Сколково. Причем, выведены не только для тех, кто будет там работать с 2014 года, а для любой компании, которая захочет этим заниматься с завтрашнего дня. И мы понимаем, что это является сигналом для инвесторов: если мы как агент модернизации, национальный агент инновационного развития, решили, что с данным проектом нужно работать, то, наверное, для очень многих инвесторов это повод включиться в эту историю. Мы, кстати, взаимодействуем и с «Российской венчурной компанией», и с «Роснано», и с Банком развития. Они либо являются учредителями нашими, либо партнерами. Мы даем проектам путевку в жизнь, посылаем сигнал другим институтам развития – ждите, сейчас вот этот проект пойдет.

Это то, чего у нас, в нашей экономике, в принципе, давно не было. Мы отвыкли от того, что есть возможность начать какой-то проект (причем начать не в недрах большой компании, госкорпорации, а просто молодому ученому, начинающему предпринимателю) и довести его до состояния, когда на внешнем рынке появляется бренд, который в данном случае будет маркирован «Сделано в Сколково». Вот что мы даем. Это поддержка, продюсирование, модераторство.

Наша задача – вывести на рынок, вывести на публичное пространство тех, кого сегодня еще, может быть, не знают даже их собственные соседи. Мы будем давать безвозмездные, безвозвратные гранты. Небольшие. Те, которые, грубо говоря, нет смысла получать, если вам проще пойти и микрокредит взять в банке. Мы будем их давать не на предпринимательскую деятельность, а на исследовательскую. Чтобы человек, которому в голову пришла сумасшедшая мысль, не тратил два года на убеждение заведующего кафедрой либо лаборатории в том институте, где он работает.

Наука является очень консервативным институтом в хорошем смысле слова, там вы должны пройти много ступеней прежде, чем вам дадут возможность реализовать ваш проект. Для 20 века это было правильно. Сейчас у нас задача, не разрушая эту систему, наиболее талантливым, наиболее амбициозным, наиболее энергичным дать возможность себя попробовать. Дать ему грант, пусть он лично реализует на том оборудовании, которое у него есть под рукой, какой-то исследовательский проект. Может быть, он потом останется в том же научно-исследовательском институте, но он там уже будет человеком со своей историей. А, может быть, он решит, когда в 2014 году заработает Сколковский технологический университет, приехать к нам и принять участие в работе лаборатории какого-нибудь иностранного ученого, того, чьи работы он читал в журналах. И захочет с ним поработать. Я думаю, и тот, и другой вариант для нас одинаково интересен.

GZT.RU: Давайте вернемся к проекту с фотонами.

Наумов: У нас есть проекты и с молекулами, и с биотехнологиями. У нас их уже 16 (см. справку «Список проектов Сколково» внизу).

GZT.RU: Вы перечислили возможности фонда Сколково – льготы по налогам, гранты. Но ведь гранты уже, наверное, не нужны проекту с фотонами или еще нужны?

Наумов: Есть примерно семь обычных инструментов, которые должны быть на нашем рабочем столе, нашем верстаке. У каждого инструмента есть время его применения. В некоторых случаях надо сразу брать два инструмента и сразу двумя инструментами начинать или продолжать какой-то проект. Есть варианты, связанные с вовлечением стратегических квалифицированных инвесторов в проект, которые возьмут на себя функцию бизнес-аудита. Ровно поэтому мы начинаем работать с так называемыми мейджорами или якорными резидентами. Это большие транснациональные корпорации, которые уже присутствуют на российском рынке и у которых уже есть продажи, но которые готовы вкладываться в то, чтобы их новые продукты, их новые услуги появлялись за счет той интеллектуальной собственности, которая будет создаваться на территории Российской Федерации.

Если раньше R&D подразделения таких корпораций ставку делали на то, чтобы взять наших российских специалистов и вовлечь их в какие-то проекты у себя, то теперь они готовы софинансировать эту деятельность на территории Российской Федерации. У ученых появится возможность пойти на работу в лабораторию, например, Siemens, или Nokia, Intel, Ibm на территории Сколково и там в течение нескольких лет участвовать в проектах, которые эти компании заказывают не только для внедрения на российском рынке, но и для внедрения на внешних рынках.

Это тоже инструмент. Такой же, как и финансирование грантов, как создание инфраструктуры для лабораторий, как Сколковский университет. Есть и другие варианты. Когда я говорил про Российскую венчурную компанию, я подразумевал, что те фонды венчурные, которые сегодня уже работают, они будут проекты забирать у нас. Забирать и дальше делать их своими проектами.

GZT.RU: А сам фонд Сколково не будет вкладывает деньги в эти проекты?

Наумов: Мы фонд с точки зрения, скорее, такого фундамента. Мы вкладываем деньги в то, что обеспечивает среду. Те 10 миллиардов рублей, которые в следующем году будут выделены из бюджета на капитальные вложения, это средства на строительство университета. Причем, университет будет не в классическом понимании – первый курс, второй курс…. Это будет магистратура и аспирантура. То есть мы не являемся конкурентами ни одному образовательному или научно-исследовательскому учреждению в Российской Федерации. Мы являемся тем необходимым дополнением, которого до сих пор в российской системе образовательной и научной не было, но который есть и в мировой образовательной системе, и в мировой науке.

GZT.RU: К 10 миллиардам рублей из госбюджета будут добавлены какие-то частные деньги?

Наумов: Уже сейчас «Лукойл» открыл свое представительство на территории Сколково. Я имею в виду сколковскую юрисдикцию. «Росатом» уже заключил с нами партнерское соглашение, мэрия Казани, мэрия Тюмени. Я говорю только о тех событиях, которые произошли на днях. Это означает, что к деньгам, которые выделяются из федерального бюджета, добавляются корпоративные бюджеты. Причем, как частные, так и средства так называемых госкорпораций, и средства муниципалитетов. Наверное, это очень важно, что крупнейшие региональные центры будут партнерами Сколково в буквальном смысле, т.е. они тоже будут средой, где внедряются инновации, которые разработаны в Сколково.

GZT.RU: Есть какая-то цель по сбору дополнительных средств? Сколько всего нужно денег?

Наумов: Вы знаете, есть бюджет одной лаборатории, классический, стандартный. Грубо говоря, если у вас есть миллион долларов в год, вы можете на этот миллион содержать хорошую, нормальную лабораторию. И когда говорят там про распилы и прочие такие привычные процедуры, вы знаете, очень сложно представить себе, как можно на такой подвиг подбить ученого, который к вам приехал, который дорожит своим именем и который понимает, что параллельно с ним сегодня еще 20 ученых в мире занимаются этой же деятельностью. Конкуренция такова, что вы просто обречены на максимально эффективное использование любых вложенных в вас денег.

На 2011 год у нас по направлению «инновационное развитие» (финансирование проектов участников) запланировано 17,3 млрд рублей, из них только 50% – расходы федерального бюджета.

А научные бюджеты компаний известны, поэтому мы, собственно, и заинтересованы в том, чтобы в каждом секторе, как минимум, по одному игроку из большого бизнеса присутствовали в Сколково. Потому что реально отбить деньги, вложенные в инновационные продукты, быстрее могут большие компании, у которых большие рынки. Мы видим это, например, в той же фармацевтике: все новые лекарства появляются у больших компаний, у которых научные подразделения работают по всему миру.

Читать конференцию полностью


Справка:

Список первых участников проекта Сколково, получивших свидетельства 14 декабря 2010 года.

  1. ООО «Инноград Пущино». Проект создания биотехнологий обнаружения и нейтрализации особо опасных инфекционных агентов, руководитель проекта: Белецкий Игорь Петрович.
  2. ООО «Аби ИнфоПоиск». Проект создания автоматизированных систем перевода, руководитель проекта: Андреев Сергей Геннадьевич.
  3. ООО «Базелевс Инновации». Проект в области разработки и внедрения технологий аудиовизуального воспроизведения сцен, руководитель проекта: Кузьмин Сергей Владимирович.
  4. ООО «ДАТАДВАНС». Проект в области предсказательного моделирования и многодисциплинарной оптимизации, руководитель проекта Морозов Сергей Михайлович.
  5. ООО «Корпорация "Русский сверхпроводник». Проект в области создания новой подотрасли электротехнической промышленности, производящей технику для энергетики и электрифицированного транспорта. Руководитель проекта: Кацай Александр Владимирович.
  6. ООО «Команда энергичных предпринимателей». Проект в области исследования и совершенствования композитных теплоизоляционных покрытий на основе микросфер, руководители проекта: Федоров Игорь Игоревич, Галинуллин Булат Марсович.
  7. ООО «НьюВак». Проект создания новых анти-гипокси-аденозиновых технологий, лекарств и вакцин для лечения раковых, инфекционных заболеваний и сепсиса, руководитель проекта: Бугров Сергей Иванович.
  8. ООО «НТЦ тонкопленочных технологий в энергетике при ФТИ им. А.Ф. Иоффе». Проект создания научно-технического центра тонкопленочных технологий при ФТИ им. А.Ф.Иоффе, руководитель проекта: Терукова Екатерина Ивановна.
  9. ООО «Новые металлургические технологии». Проект разработки энергосберегающих инновационных процессов комплексной переработки техногенных отходов на базе новых металлургических технологи, руководитель проекта: Подгородецкий Геннадий Станиславович.
  10. ООО «М-Пауэр Ворлд». Проект создания фотобиологических микробных топливных элементов, руководитель проекта: Дэвид Симпсон.
  11. ООО «Сателлит Инновация». Проект создания программного комплекса интеллектуального IP-видеонаблюдения, руководитель проекта: Разумков Артем Владимирович.
  12. ООО «Уральский центр биофармацевтических технологий». Проект в области разработки оригинальных лекарственных средств для лечения инфекций вирусной этиологии и методов диагностики вирусных заболеваний, руководитель проекта: Петров Александр Петрович.
  13. ООО «Международный центр квантовой оптики и квантовых технологий». Проект создания международного центра квантовой оптики и квантовых технологий, руководитель проекта: Демлер Евгений.
  14. ООО «Фарма Био». Проект в области разработки синтетических пептидных препаратов, руководитель проекта: Дейгин Владислав Исаакович.
  15. ООО «Центр инновационного развития СТМ». Проект создания семейства гибридных локомотивов нового поколения. Руководитель проекта: Зубихин Антон Владимирович.
  16. ООО «Клаудмак». Проект создания трехмерного рендеринга с использованием облачных вычислений, руководитель проекта: Ганнутин Максим Станиславович.
Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 1 (1 vote)
Источник(и):

www.gzt.ru

Unova.ru