Коммерсантъ Секрет Фирмы: Молодо, вверено. Управляющие директора РОСНАНО

Старшему из них недавно исполнилось 40, младшему — 30. Управляющие директора ОАО «РОСНАНО» любят использовать английские словечки и оперируют суммами, которым позавидовали бы международные инвестбанкиры. Каждый из них распоряжается инвестициями примерно на $1 млрд.

Кругосветное плавание

kmo_124558_00025_1_t207.jpg Евгений Евдокимов

Цепочка произошедших еще в раннем возрасте случайностей оказалась закономерностью, которая привела Евгения Евдокимова на должность топ-менеджера одной из крупнейших в России инвестиционных компаний.

У Евгения Евдокимова до сих пор лежит дома белая кепка с синим логотипом авиакомпании Pan Am, которую он получил 25 лет назад при обстоятельствах, превративших среднестатистического, ну, может, более усидчивого, чем большинство, молодого человека в управляющего 20 млрд руб. портфеля нанотехнологических центров.

В 1986 году польский мореплаватель Кшиштоф Барановский решил совершить кругосветное путешествие, собрав на одном корабле пацанов из Польши, Америки и России. Если воспитанников капиталистического Запада отбирали по принципу кумовства со спонсорами мероприятия, то советские дети проходили жесточайший отбор. Сотню 15-летних «капитанов» из лучших школ СССР (Евдокимов тогда учился в 45-м физматинтернате при ЛГУ) увезли в Эстонию на тренировки. От СССР в плавание отправились всего десять человек, в том числе Евдокимов. Первое, что он получил вместе с остальными 29 юными матросами, взойдя на корабль, была кепка Pan Am, крупнейшего спонсора акции.

В 1991 году Pan Am обанкротилась, а Евдокимов поступил в Ленинградский инженерно-строительный институт и попутно стал зарабатывать на всем — от валюты до недвижимости. Когда начались серьезные проблемы с разными «крышами», он предпочел бросить и бизнес, и учебу. Тут очень кстати пришлось письмо от американских друзей по путешествию, с которыми Евдокимов переписывался все эти годы. Ему предложили продолжить карьеру в Штатах. Евдокимов уехал из России в 1993 году и поступил на экономический факультет небольшого частного университета в городе Мобил штата Алабама. Четырехлетний курс он прошел с отличием за два года, параллельно играя за университетскую команду в европейский футбол.

«На больше времени у меня бы не хватило денег», — признается Евдокимов, до начала учебы подрабатывавший на ферме трактористом, а между семестрами — плотником на стройке и офис-менеджером в юридической компании.

Сразу после получения диплома он оказался на Уолл-стрит в молодой брокерской фирме Roan Capital Partners (позже Roan Meyers LP) и следующие 13 лет занимался управлением private equity, портфельными и венчурными инвестициями. Были проекты по созданию производств в Израиле, Финляндии, Канаде, работа на заводе под Нью-Йорком, сотрудничество с Российской ассоциацией прямого и венчурного инвестирования. А в 2005 году ему поступило приглашение на работу от РТФ — первого российского частного технологического венчурного фонда. Это был редкий шанс поучиться у пионера венчурного инвестирования Франклина Питча Джонсона. Человек потрясающей энергетики, он даже в 80 лет прилетал на совет директоров за штурвалом своего самолета.

«Главное, чему я научился у него, — прислушиваться к интуиции, — считает Евдокимов. — Когда переговоры в сделке доходят до нужного уровня, ты просто чувствуешь это кончиками пальцев». Финансиста с таким чутьем с радостью переманили в РОСНАНО.

  • Количество профинансированных проектов: 8
  • Объем финансирования: 10 млрд руб.
  • Ключевые проекты: «Семитек», Санкт-Петербург (производство оборудования для молекулярно-пучковой эпитаксии), нанотехнологические центры в Зеленограде, Дубне, Казани, Новосибирске, Томске и Троицке.

Законы притяжения

kmo_124558_00088_1_t207.jpg Георгий Колпачев

Георгий Колпачев променял научную деятельность на карьеру инвестиционного управляющего. Теперь он снова обратился к науке, но уже распоряжаясь миллиардными суммами.

Недавно Георгий Колпачев увидел в интернете ролик, где пытались тщетно разбить дисплей компании Plastic Logic. В строительство завода по производству этих дисплеев в Зеленограде и R&D-центра пластиковой электроники на базе МИЭТ ОАО «РОСНАНО» инвестирует $230 млн. Колпачев и сам охотно мнет дисплей в руках и с силой хлопает по столу.

«Не бьется, — констатирует Колпачев. — То, что два года назад считалось будущим, стало настоящим».

Сейчас технология Plastic Logic используется в ридере, который может заменить школьные учебники. Но сфера ее применения гораздо шире. По мнению Колпачева, пластиковая электроника потеснит кремниевую, потому что устройства на проводящих полимерах будут легче, прочнее и дешевле.

О полимерных полупроводниках Колпачев рассуждает со знанием дела: он единственный из управляющих директоров РОСНАНО, кто по первому образованию физик. Учась в МФТИ, Колпачев всерьез готовился к научной карьере, но, пару лет поработав в клининговой компании, передумал.

«Профессионально разбираюсь в уборке офисов, полировке и кристаллизации мрамора», — перечисляет топ-менеджер с красным дипломом.

Осваивая эти полезные навыки, он изучал, как работает частный российский бизнес. Впоследствии Колпачев окончил РЭШ.

После работы в PricewaterhouseCoopers и в фонде Mint Capital Колпачев осенью 2007 года возглавил российский офис Intel Capital — инвестиционного подразделения корпорации Intel. Завершить некоторые инвестиции помешал кризис. Однако тот факт, что спустя два года фонд все-таки «зашел» в два проекта, Георгий воспринимает как свое важное достижение. К тому моменту сам он уже работал в РОСНАНО. Планы госкорпорации показались ему амбициознее, чем Intel Capital.

На заре своей финансовой карьеры Колпачев занимался в компании Stock Option Institute техническим анализом опционов на фондовые индексы на Нью-Йоркской и Чикагской фондовых биржах. По его словам, в целом ему удавалось показывать динамику на 20–24% лучше рынка.

«Иногда меня подмывает заняться игрой на бирже на частной основе, но, честно говоря, все силы отдаю РОСНАНО», — смеется несостоявшийся трейдер.

«Ищем свой Google», — добавляет он без тени улыбки.

  • Количество профинансированных проектов: 7
  • Сумма инвестиций: 10,9 млрд руб.
  • Ключевые проекты: Plastic Logic (полимерная электроника), «Нейтронные технологии» (детекторы взрывчатки и наркотических веществ), «Магазин будущего» (RFID-метки, позволяющие отслеживать логистику товаров от производителя до магазина).

Стремительный дебют

kmo_124558_00067_1_t207.jpg Александр Кондрашов

До прихода в РОСНАНО Александр Кондрашов попробовал себя и в роли управляющего чужими активами, и как самостоятельный инвестор. Не все личные инвестиции оправдали ожидания, зато опыт оказался крайне полезным.

В МГУ Александр Кондрашов изучал испанский, хотя хотел выбрать французский: в языковой группе не хватило мест. С тех пор он взял за правило брать инициативу в свои руки.

«Я не верю в случайности. Все зависит от тебя самого», — утверждает он.

Окончив университет, Кондрашов получил предложение из «Лукойла», но отказался в пользу сокурсника, потому что уже нашел инвестора для собственного бизнеса. Идея была красивой — консультировать компании, заинтересованные в банковских кредитах. Но оказалось, что потенциальным заемщикам проще учесть персональный интерес банковских сотрудников, чем следовать рекомендациям консультантов. Проект закрылся, зато инвестор предложил Кондрашову вакансию аналитика в своем частном фонде Kuna Group.

Став наемным сотрудником, Кондрашов не растерял инициативности. Например, он привел Kuna Group в Белоруссию, основав там инвестиционную группу «Лидер инвест». В тот момент Кондрашову было всего 22 года. За последующие четыре года он успел прожить год в Калининграде, возглавляя Муниципальный коммерческий банк, переехать на год в Краснодарский край, где создавал винодельческий холдинг «Росвино», дорасти до главного управляющего директора Kuna Group и реализовать опцион на контрольный пакет «Лидер инвеста». В 2007 году он покинул частный фонд ради собственного девелоперского бизнеса в Калининграде. Но иногда подумывал, чего бы добился, прими предложение «Лукойла».

«У меня был внутренний вызов, смогу ли я добиться чего-то значительного в большой корпорации», — признается Кондрашов.

РОСНАНО позволила ему ответить на этот вопрос, тем более что к 2008 году он продал «Лидер инвест». Впрочем, Кондрашов сохранил долю в девелоперском бизнесе.

  • Количество профинансированных проектов: 8
  • Сумма инвестиций: 8,8 млрд руб.
  • Ключевые проекты: «Плакарт» (нанесение наноструктурированных покрытий), «Профотек» (нановолоконные измерительные трансформаторы тока и напряжения), «РМ Нанотех» (полимерные мембран для водоподготовки и водоочистки), «Галилео Нанотех» (оборудование для нанесения функциональных покрытий, рулонных металлизированных материалов и RFID-меток).

Глубокое погружение

kmo_124631_00009_1_t207.jpg Пимкин Дмитрий

Желание и, что важнее, умение рисковать помогли Дмитрию Пимкину перейти на правильное место работы и закрыть счет на бирже перед самым началом кризиса. Сегодня, управляя инвестициями РОСНАНО, он предпочитает рисковать меньше.

В сентябре этого года Дмитрий Пимкин поставил личный рекорд, нырнув на глубину 45 метров. Для этого нужен специальный сертификат PADI, второй акваланг на случай, если откажет первый, и, конечно, желание рисковать. Последнее не раз помогало Пимкину в карьере. В 2003 году он по традиции, заложенной еще дедом и продолженной отцом, поступил в Московский авиационный институт. В институте Пимкин стал членом Международной студенческой ассоциации AIESEC и участвовал в многочисленных конференциях и форумах, что позволило ему получить работу в одной из крупнейших в мире аудиторских компаний — Ernst & Young.

Два года Пимкин фактически ночевал на работе. Однажды он получил приглашение от компании «Промсвязькапитал». Ее владельцами считаются близкие к Владимиру Путину братья Дмитрий и Алексей Ананьевы. Пимкин не знал об этом, но все равно согласился променять международную компанию на малоизвестную отечественную. Его привлекла возможность работать со стартапами и реальными активами. К тому же зарплата позволила Пимкину открыть солидный брокерский счет и начать играть на бирже. Рисковал он умело: осенью 2008 года, когда большинство продолжали покупать в надежде на возобновление роста, Пимкин продал все акции и не потерял на кризисе.

В РОСНАНО его привел летом 2008 года другой управляющий директор — Александр Кондрашов. За два года Пимкин дорос с позиции старшего инвестиционного менеджера, ищущего объекты для инвестиций, до управляющего директора. Говорит, что больше всего ему помогло техническое образование, позволяющее с ходу понять суть любого проекта.

  • Количество профинансированных проектов: 10
  • Сумма инвестиций: 19,1 млрд руб.
  • Ключевые проекты: Termiona (производство термоэлектрических элементов), «Нанотех-Дубна» (квантовые точки для маркировки биологических исследований), «Данафлекс» (полимерная упаковка), «Препрег» (композиционные материалы).

Все по плану

kmo_124558_00044_1_t207.jpg Дмитрий Лисенков

Дмитрий Лисенков не любит распространяться о себе. Секрет своего успеха он сводит к трудолюбию и желанию постоянно познавать новое — на работе, на программе MBA и при общении с инвестиционным гуру.

Кризис 1998 года застал Дмитрия Лисенкова в должности коммерческого директора небольшой девелоперской фирмы. Буквально за пару месяцев до того топ-менеджер окончил Санкт-Петербургский госуниверситет экономики и финансов. Кризис помог принять решение переехать в Нью-Йорк.

Поначалу в чужой стране было непросто. Дмитрий работал официантом в русском ресторане на Брайтон-Бич, попутно несколько раз в неделю подтягивая английский на курсах. Еще не до конца овладев языком, Лисенков смог устроиться клерком в крупнейшую компанию, управляющую автомобильными парковками, — Central Parking Systems, где меньше чем за год дослужился до замначальника департамента. Отработав там полтора года, Лисенков пошел на MBA в Zicklin School of Business по специальности «инвестиции» и одновременно устроился на работу в крупный международный инвестиционный банк UBS Paine Webber.

В начале 2000-х Россия начала проявлять интерес к венчурным инвестициям. Поняв, что полученный опыт может понадобиться на родине, Лисенков взял отпуск и приехал в Москву освоиться. В то время никому не известный фонд РТФ предложил ему должность аналитика с зарплатой в полтора раза меньше, чем в Нью-Йорке. Почему Лисенков согласился? Одним из основателей РТФ был американский гуру венчурных инвестиций Франклин Питч Джонсон, у которого можно было многому научиться. Среди других учителей Лисенкова были такие ветераны венчурных инвестиций, как Гарри Фитцгиббонс, основатель Vodafon, и Маттс Андерссон, один из пионеров венчурного капитала в Скандинавии.

«Что касается денег, то, да, со своей зарплатой в Москве я не мог позволить себе машину. Но ведь я не ездил на машине и в Нью-Йорке, так что дискомфорта не чувствовал», — говорит Лисенков.

Он вспоминает главное правило, усвоенное благодаря работе с финансовыми гуру: в неудачах ста проектов на 10% виноваты технологии, на 20% — рынок, но 70% провалов характеризуются фразой «люди не смогли». С тех пор Дмитрий всегда внимательно оценивает владельцев и менеджеров бизнесов, куда планирует инвестировать. Наиболее удачный его проект — сервис электронных рассылок Subscribe.ru, который он вел вместе с коллегой по РТФ Евгением Евдокимовым. За шестилетний период сервис вернул деньги инвесторам в десятикратном размере. В 2008-м Лисенкова позвали в РОСНАНО.

  • Количество профинансированных проектов: 7
  • Сумма инвестиций: 5,5 млрд руб.
  • Ключевые проекты: «Вириал» (твердые сплавы, машиностроительная керамика), РМТ (термоэлементы для охлаждения), Crocus (магниторезистивная память), «Владполитекс» (негорючая термоизоляция).
Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (1 vote)
Источник(и):

kommersant