Дорогие читатели, Нашему шестнадцатилетнему, волонтёрскому и некоммерческому проекту для создания новой, современной версии N-N-N.ru, очень нужно посоветоваться касательно платформы нашего сайта – SYMFONY & DRUPAL 8. Платформа не простая, но обещаем – мы не займём много времени, просто нужна консультационная поддержка квалифицированного разраба. Если вы можете помочь, то связаться с нами можно на страницах Facebook.com здесь и здесь.

Константин Куликов, Академия стартапа и бутстрэппинга: «То, что большинство венчурных фондов декларирует у себя на сайтах, редко соответствует действительности»

В прошлом году на российском венчурном рынке было проинвестировано около 60 компаний, рассказали в интервью UNOVA партнеры Академии стартапа и бутстрэппинга Константин Куликов и Сергей Александров.

Расскажите о Вашем Центре инновационных проектов «Венчур-Эксперт»: есть ли сейчас на рынке необходимость в очередном образовательном проекте?

Сергей Александров (СА): Наш проект не столько образовательный, сколько инфраструктурный. Академия призвана решить несколько системных проблем рынка: закрытость информации, большой качественный разрыв между идеями, под которые предприниматели ищут деньги, и Проектами, в которые готовы вкладывать инвесторы.

Каким образом вы планируете улучшить качество стартапов?

СА: В нашей работе мы делаем основной акцент на обучении начинающих предпринимателей использованию технологии бутстрэппинга – предлагаем стартаперам специальную программу, позволяющую молодой компании выжить в первые полгода своего существования без привлечения инвестиций, только за счет ресурсов рынка. При этом, основной метод работы с проектом – это сопровождение и индивидуальный коучинг, то есть максимально плотная работа с командой проекта.

А где вы планируете искать проекты?

СА: Во-первых, по собственным каналам, во-вторых, по партнерским, используя наработанные отношения с профессионалами инвестиционного и образовательного рынка. Технологию нашей работы мы уже опробовали в «Формуле успеха» в МГУ. Это дало положительные результаты – практически все, образовавшиеся в ходе программы команды, представившие свои проекты на суд экспертам, сегодня регистрируют компании для развития спроектированного бизнеса.

Это новый результат для «Формулы успеха», потому что в прежние годы реально создавался только бизнес победителя программы. Это тем более обнадёживает, что наше общение с участниками программы ограничилось сроком в месяц – полтора, тогда как предполагаемый срок обучения в нашей академии сопровождения проекта составит полгода, после чего мы также планируем выставлять их на соискание инвестиций.

Откуда привлечете инвесторов?

Константин Куликов (КК): У нас довольно большая сеть личных контактов. Более того, мой личный опыт работы бизнес-ангелом позволяет мне отчетливо понимать, кто и в какие проекты вкладывает. Проблема с инвесторами, на самом деле существует, и не малая. То, что большинство венчурных фондов декларирует у себя на сайтах, редко соответствует действительности: фонды специализируются обычно на 1–2 сферах, а не на 7–10, как это часто указанно у них на порталах. Плюс не всегда венчурный инвестор реально имеет деньги, чтобы вложить в проект здесь и сейчас. Как правило, на формирование инвестиционного пула он затратит еще, как минимум, пару месяцев. Важно вовремя предупредить предпринимателя обо всех этих тонкостях.

Каковы основные инвестиционные критерии бизнес-ангелов?

КК: Одно из главных условий – это, как ни странно, совместимость инвестора и предпринимателя. Я видел много примеров, когда инвестор влюблялся в идею, но не находил общего языка с руководителем компании. Как правило, такие истории заканчивались провалом.

Второе – это личность руководителя и его способность быть хорошим коммуникатором. Когда тебя на рынке еще никто не знает, надо быть готовым к тому, что все (и инвесторы, и клиенты, и поставщики) будут недоуменно спрашивать: «А вы, собственно, кто?». Важно уметь отвечать на этот вопрос.

Третье, что оценивает, инвестор – это потенциал рынка. Очень важно чтобы рынок был быстрорастущим.

Новые технологии – это то, что всегда привлекает инвестора: ваша идея должна иметь сильное конкурентное преимущество и тем самым снижать риски инвестора. Важно иметь в виду, что речь идет не только о новой технологии в создании продукта, но и, например, канала его продажи. Это так называемые инновации.

Последним я бы назвал умение лидера формировать действительно работоспособную команду и, что тоже немаловажно, ее мотивировать. Особенно в первые полгода, когда денег нет, клиентов можно посчитать по пальцам одной руки и поставщики отказываются с вами работать.

А каковы лично ваши инвестиционные предпочтения?

КК: Меня очень привлекают новые технологии – это, пожалуй, мой главный критерий. Также мой фокус внимания направлен на сектор промышленности: машиностроение, энергетика. Хотя целом мой опыт бизнес-ангела не так велик: в 2005 году я вложился в высокотехнологическую компанию в области автомобильного производства. Через три года я успешно вышел из нее. С тех пор, даже сотрудничая со СБАР, я больше не нашел ни одного проекта, который смог бы привлечь меня.

Расскажите о ваших планах на этот год?

КК: Сейчас мы стартуем первые 5 проектов, предположительно, на инвестиционную сессию они выйдут в сентябре. Самостоятельно мы готовы увеличить количество проектов до 7–10, однако, в 2011 году за счет развития партнерской сети мы могли бы увеличить количество сопровождаемых проектов до 15 – 20.

Вы ждете от своих партнеров финансовой поддержки?

КК: Нет, больше ресурсной или политической. При наличии широкой партнерской сети, мы готовы поставить «упаковку» стартапов на поток. А это необходимо. В прошлом году в целом по рынку было проинвестировано только 60 компаний и то, только потому, что эти компании были доработаны бизнес-ангелами и частными инвесторами.

В этом году проинвестированных компаний на рынке станет больше?

КК: Конечно, ведь будет работать наша академия (смеется). Если серьезно, то опыт 2010 года оказал огромное положительное впечатление на инвесторов. Запуск фонда посевных инвестиций РВК показал инвесторам, что государство готово брать на себя 75% рисков. Такие условия интересны для всех. Естественно, что деятельность ФПИ вызовет всплеск инвестиционной активности. Будут появляться новые фонды.

А что будет с бизнес-ангелами?

КК: Мне вообще не нравится этот термин. Давайте просто называть их «частными инвесторами». Их деятельность, я считаю, будет целиком зависеть от макроэкономической ситуации в стране. Если новой волны кризиса не будет, мы можем ожидать, что их активность сохраниться на прежнем уровне или несущественно вырастет.

- Многие аналитики полагают, что развитие сети бизнес-ангелов – будет ключевым для развития отрасли вообще, поскольку именно на их плечах лежит функция по ведению проекта в доинвестиционный период. Как считаете вы?

КК: Да, действительно в США частные инвесторы – главные «запускатели» проектов. Я полагаю, что российский опыт будет иным. У нас роль американских бизнес-ангелов будут играть фонды посевных инвестиций. Почему? Сообщество бизнес-ангелов сейчас очень фрагментарно. Они готовы давать деньги только тогда, когда у них есть лишние. Это больше похоже на хобби, так как у них есть основной бизнес. Для ФПИ инвестиции – основной бизнес. Многие управляющие партнеры работают за комиссию от сделки, от выхода, поэтому у них более чем большой стимул активнее инвестировать в проекты.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 2 (2 votes)
Источник(и):

UNOVA