Что делать, если технический прогресс ухудшает жизнь людей? Перестаньте кормить зверя

«В девятнадцатом веке английские текстильщики отреагировали на внедрение новых технологий на фабрике, разбив вдребезги ткацкие станки, из-за которых люди теряли работу, голодали и умирали. Это движение было высмеяно учёными как архаичная и неэффективная попытка остановить ход истории. Но оно олицетворяет антагонистические отношения между всеми рабочими людьми (включая нас сегодня), и так называемыми прогрессивными достижениями новых технологий. Луддиты не были архаичными, и они по-прежнему проявляют себя в 21 веке», — из аннотации к книге Гевина Мюллера «Луддиты были правы насчёт того, почему вы ненавидите свою работу».

Сегодня эта проблема опять актуальна. Техногиганты Facebook, Google и Amazon — символы технологического прогресса и компьютерной революции. Транснациональные корпорации с капитализацией в триллионы долларов, знамя интернет-экономики, гордость Кремниевой долины.

Но всё громче раздаются голоса «современных луддитов», которые сомневаются, что интересы технокорпораций совпадают с интересами общества. Неужели технический прогресс способен ухудшать жизнь людей? Разве такое возможно в принципе?

l1.pngПогоди, какой-то луддит хочет поговорить со мной лицом к лицу

«Вредный» прогресс

Во-первых, такое действительно возможно. На протяжении развития человеческой цивилизации мы неоднократно видели, как технологический прогресс объективно ухудшал условия человеческой жизни. Хотя при этом способствовал росту численности населения и распространению человеческой ДНК, что является основной «задачей» эволюции, а вовсе не благополучие или счастье отдельных особей (временных носителей ДНК).

Один из ярких примеров — аграрная революция около 10 000 лет назад. Около трёх миллионов лет охотники и собиратели вели здоровый образ жизни, не особенно много трудились, находили себе более разнообразные и приятные занятия, особенно не страдали от голода. Благодаря аграрной революции на Земле произошёл демографический взрыв и возникла элита — но обычный земледелец работал больше, а питался хуже, чем охотник или собиратель.

Наше тело сапиенсов не предназначено для таких задач. Исследования древних скелетов показали, что с возникновением сельского хозяйства появилось и множество болезней: смещение дисков, артрит, грыжа. Работа занимала так много времени, что людям пришлось буквально жить рядом со своими полями и работать с утра до ночи и питаться преимущественно зерновыми, которые плохо перевариваются, от них страдают зубы и дёсны. Такая зависимость от нескольких природных культур порождала эпидемии: люди тысячами и миллионами погибали от голода в периоды неурожая.

l2.pngРеконструкция Чатал-Хююка, одного из крупнейших поселений на Земле в 7000 г до н.э. Источник: Sapiens. Краткая история человечества, Юваль Ной Харари

До сих пор в странах третьего мира миллионы людей живут в рабских условиях в сельской местности, с утра до ночи занимаются тяжёлым физическим трудом в поле, плохо питаются и болеют. Не намного лучше жизнь офисных «рабов». Древний охотник никогда бы не согласился вкалывать на «хозяина» по 8–10 часов в день. Это пережитки аграрной революции.

Крестьянская жизнь принесла людям как обществу защиту от диких животных, дождя и холода. Но для каждого человека в отдельности недостатки перевешивали достоинства. Мы в наших современных благополучных обществах едва ли в состоянии представить себе это. Поскольку мы живем в безопасности и изобилии, а наши безопасность и изобилие проистекают из основ, заложенных аграрной революцией, мы, естественно, воспринимаем эту революцию как величайший прогресс. Однако оценивать тысячелетия с точки зрения сегодняшнего дня в корне неверно. Попробуйте представить себе трёхлетнюю девочку в Китае I века. Сказала бы она, умирая от недоедания: «Да, мне жалко умирать, но зато через две тысячи лет у людей будет вдоволь еды, а жить они будут в больших домах с кондиционерами, так что я погибаю не зря»? — Sapiens. Краткая история человечества, Юваль Ной Харари.

В книге «Эгоистичный ген» британский биолог Ричард Докинз представляет геноцентричный взгляд на эволюцию. Эта теория объясняет, почему отдельные люди и человечество в целом иногда выбирают «невыгодную» стратегию и страдают таким образом. Например, жертвуют своей жизнью ради близких или жертвуют целым поколением ради будущего человечества. В каком-то смысле это естественное поведение, если следовать геноцентричной логике. Основная цель репликаторов ДНК — сделать как можно больше своих копий, а судьба временной «оболочки» (человеческих или животных тел) не так важна по сравнению с генами, которые проживут миллионы или миллиарды лет.

l3.pngРисунок: New Statesman

Сейчас мы опять столкнулись с этой проблемой. Жертвовать нынешним поколением в технологической мясорубке 21 века ради будущего человечества?

Неолуддизм

В 1995 году главный редактор журнала Wired и технооптимист Кевин Келли взял интервью у странного персонажа Киркпатрика Сейла. Тот называл себя неолуддитом и только что написал книгу под названием «Повстанцы против будущего».

l4.png

В то время разглядеть будущее было сложно. Amazon только открылся, Apple была в депрессии, Microsoft ещё не запустила Windows 95, и почти ни у кого не было мобильных телефонов. Но Сейл уже чувствовал, что компьютерные технологии сделают жизнь людей намного хуже. Сейл даже собрал луддитов на январское мероприятие в Нью-Йорке, где атаковал компьютер IBM пятикилограммовой кувалдой. Ему потребовалось два удара, чтобы уничтожить предмет, затем он поклонился и сел, глубоко удовлетворённый.

25 лет назад Кристофер Сейл сказал, что общество находится на грани краха. Он надеялся, что немногие уцелевшие люди объединятся в небольшие группы, похожие на племена. Они не просто будут в офлайне, интернет вообще прекратит своё существование, что, по мнению Сейла, будет просто замечательно. На руинах старой цивилизации восстанет новая.

С другой стороны, главред Wired видел в технологии обогащающую силу, верил в обратное — что общество будет процветать.

На последних страницах своей луддитской книги Сейл предсказал, что общество рухнет «не более чем через несколько десятилетий».

Келли заманил собеседника в ловушку и спросил, когда именно это может произойти. Сейл был озадачен — он никогда не называл дату. Наконец, он выпалил: 2020. Это казалось хорошим круглым числом.

Затем редактор спросил, как за четверть века можно определить его правоту. Сейл импровизированно назвал три фактора: экономический кризис, который обесценит доллар и вызовет глобальную депрессию ещё более тяжелую, чем в 1930 году; восстание бедных против богатых; и значительное число экологических катастроф.

— Вы готовы поставить на свою точку зрения? — спросил Келли.

— Конечно, — ответил Сейл.

И тут Келли захлопнул ловушку. Он пришёл в квартиру Сейла с чеком на 1000 долларов, выписанным на его совместный с женой счёт. И протянул его поражённому собеседнику:

— Держу пари на 1000 долларов, что в 2020 году мы даже близко не приблизимся к той катастрофе, которую вы описываете, — сказал он.

На банковском счёте Сейла едва ли могла собраться тысяча долларов. Но он прикинул, что если проиграет, то в 2020 году тысяча долларов всё равно будет стоить гораздо меньше — и согласился. Келли предложил, чтобы они оба отправили свои чеки на хранение Уильяму Патрику, редактору, который занимался как луддитской книгой Сейла, так и недавним сочинением Келли о роботах и искусственной жизни.

И вот двадцать пять лет спустя крайний срок наступил. 2020 год. Люди заперты на самоизоляции. Разрыв в доходах между богатыми и бедными никогда не был таким огромным со времён Великой депрессии. Калифорния и Австралия полыхают в пожарах. Пришло время расчёта. На кону стояло гораздо больше, чем просто деньги: пари представляло собой выяснение отношений между двумя яростно противоположными взглядами на природу прогресса. Во времена климатического кризиса, пандемии и хищнического капитализма оправдан ли ещё оптимизм относительно будущего человечества? Келли и Сейл представляют собой два крайних радикальных взгляда. Это пари должно быть личным подтверждением — или опровержением — их всего жизненного пути.

l5.pngТе самые чеки, фото: Wired

Спустя 25 лет стало очевидным, что Сейл поставил себя в невыгодное положение и выбрал самый негативный сценарий, который формально не реализовался. Но по сути мир движется в том направлении, на которое он указал.

Конечно, это не конец цивилизации, но мы видим угрозу для доллара (криптовалюты), экологической стабильности (глобальное изменение климата) и социальной стабильности (например, в США трамписты ходят по улицам с автоматическим оружием).

Что делать?

Если взять конкретную проблему засилья технокорпораций в интернете, то мы можем бить врага его оружием. Использовать технологии для самозащиты.

Хватит кормить зверя

С точки зрения неолуддитов современные техногиганты вроде Google и Facebook, представляются чем-то вроде гигантского зверя, который высасывает из людей информацию — и использует её для получения прибыли. Это называется надзорный капитализм (surveillance capitalism) — система, основанная на слежке.

«Прекратите кормить зверя» — обращается немецкий программист Каспар фон Вреде ко всем веб-разработчикам, призывая отказаться от сервисов Google, в первую очередь от Google Analytics.

l6.png

Было время, когда Google была маленькой гибкой компанией с единственным продуктом, настолько потрясающим, что он просто сдул конкурентов. Это время давно прошло.

В наши дни Google — это гигантская транснациональная мегакорпорация. Это даже преуменьшение. Автор представляет Google некоей Годзиллой, которая с одной стороны поглощает данные о своих пользователях, а с другой — выдаёт золотые слитки. Google делает то же самое в огромных масштабах.

Успех Google, потрясающая эффективность платформы и гениальность её инженеров — ужасны для нас и общества, пишет Каспар. Нужно понимать, что Google — это не поисковая система, а рекламная платформа. Все её продукты ориентированы на продажу рекламы. Большинство бесплатны, многие полезны, а некоторые даже великолепны. Но все они существуют для того, чтобы поглощать больше данных, чтобы Google мог ещё лучше продавать рекламу.

Суть видна в поисковой выдаче, где всё труднее выделить рекламу.

l7.pngКак менялся дизайн рекламных объявлений в выдаче Google

Не такой эволюции вы ожидаете от компании, которая любит своих пользователей. Это эволюция мегакорпорации, которая хочет ещё больше прибыли.

Многие продукты Google имеют абсолютно ошеломляющую долю рынка. У Google девять продуктов с аудиторией более, чем миллиард пользователей. Chrome — самый популярный браузер. Android — самая популярная ОС на мобильных устройствах.

Учитывая практически монополию на рынке интернет-рекламы (дуополия с Facebook), выручка Google огромна: около 180 миллиардов долларов в 2020 году, что примерно соответствует ВВП Новой Зеландии.

Google Analytics — самый популярный инструмент статистики веб-сайтов. Более 53% всех сайтов в интернете отслеживают своих посетителей с помощью Google Analytics. Это самый популярный сторонний запрос в интернете: на его долю приходится 0,64% всех сетевых запросов в интернете.

На самом деле это не такой уж хороший скрипт: он чрезмерно раздут, замедляя скорость загрузки вашего сайта. Большинству веб-мастеров не нужны все эти фичи. Он мешает пользователям. К тому же, он заблокирован многими браузерами, поэтому возвращает неточные результаты.

Google не раскрывает, как именно корпорация использует данные внутри своей компании. Но здесь не нужна особая фантазия, чтобы догадаться. Кажется довольно очевидным, что они используют эту информацию, чтобы поглотить ещё больше данных и произвести ещё больше золотых слитков.

Так есть ли альтернативы? Конечно, есть множество альтернатив, в том числе бесплатные и на своём хостинге.

Если хотите сделать мир лучше, перестаньте кормить зверя

И помните, что Google — лишь одно из проявлений научно-технической революции, требующей пересмотра многих юридических, социальных и моральных норм, по которым функционирует общество. Технологии резко меняют жизнь людей. Наша задача — максимально аккуратно действовать, чтобы текущее поколение временных сапиенсов не слишком пострадало в этой мясорубке, как наши предки во время аграрной и промышленной революций. В будущем всё наладится — и ДНК наверняка продолжит свою репликацию в более приспособленных оболочках.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (3 votes)
Источник(и):

Хабр