Ускоритель для НПК «Бета» создается строго по графику

-->

Строго по графику идет изготовление в Лаборатории ядерных реакций Объединенного института ядерных исследований нового ускорителя для НПК «Бета», строительство которого ведется на правобережной площадке особой экономической зоны «Дубна» компанией «Трекпор Технолоджи» в сотрудничестве с Российской корпорацией нанотехнологий.

В декабре 2011 года планируется начать монтаж циклотрона на площадке нового научно-производственного комплекса.

«Это будет лучшая в своем классе машина в мире», — отмечает директор флеровской лаборатории профессор Сергей Дмитриев.

В ближайшее время в Дубне ждут и другого знаменательного события — официального признания комиссией IUPAC и IUPAP синтеза 116 и 114 элементов Таблицы Менделеева.

В Объединенном институте ядерных исследований начались зимние сессии программно-консультативных комитетов. Первой 20–21 января 2011 года проводится 33-я сессия ПКК по ядерной физике под председательством профессора Вальтера Грайнера (Германия).

В составе программно-консультативных комитетов ОИЯИ работают известные ученые из многих стран. Это одно из преимуществ Объединенного института: его научная программа изначально формируется с участием авторитетных коллег из ведущих ядерно-физических центров мира, которые не только выступают в роли экспертов, но и вносят полезные предложения и рекомендации.

Очередная сессия ПКК по ядерной физике началась с представления нового члена комитета — на трехлетний срок им избран профессор Фабрис Пикемаль (Fabrice Piquemal) из Франции (CEN, Bordeaux). C информацией о выполнении рекомендаций предыдущей сессии ПКК выступил председатель комитета профессор Вальтер Грайнер.

С резолюцией 108-й сессии Ученого совета ОИЯИ (сентябрь 2010 года) и решениями Комитета полномочных представителей правительств государств-членов ОИЯИ (ноябрь 2010 года) участников заседания ознакомил главный ученый секретарь Объединенного института профессор Николай Русакович.

Что бы Вы назвали главным в развитии Объединенного института в прошедшем году?

Николай Русакович: В 2010 году мы прошли действительно важные этапы, например, по завершению реконструкции реактора на быстрых нейтронах. Он был остановлен на четыре года, это действительно была глубочайшая реконструкция, заменено практически все, даже корпус существенно отремонтирован. Сейчас работа завершена. Это крайне важно, поскольку начинается новая и, надеюсь, успешная стадия исследований твердого тела на реакторе ИБР-2М. Второй весьма значимый результат прошлого года также важен именно потому, что дает нам возможность стартовать, — это завершение работ по реконструкции нуклотрона. Наконец этот замечательный ускоритель дошел до проектных параметров. Эта работа тоже закончена. Всегда очень приятно говорить о том, что завершены какие-то важные работы, тем более, когда завершение служит одновременно началом следующей стадии. В случае реактора это стадия исследований, в случае нуклотрона — это тоже исследования плюс начало интенсивного создания коллайдера NICA.

В первый день на сессии ПКК были заслушаны отчеты по темам, завершившимся в 2010 году, и предложения по их продлению, рассмотрены новые проекты. Большой интерес вызвал доклад «Радиохимические исследования в ЛЯР: современное состояние и планы на 7-летие», с которым выступил директор Лаборатории ядерных реакций имени Г.Н.Флерова профессор Сергей Дмитриев.

Как вы знаете, 2010 год для нашей лаборатории был крайне напряженным, — сказал Сергей Дмитриев в своем комментарии для журналистов. — Вместе с тем те результаты, которые достигнуты, — это, прежде всего, синтез 117 элемента и первые эксперименты по изучению свойств 113 элемента — практически во всех средствах массовой информации названы одними из наиболее значимых научных результатов прошедшего года. Что касается 2011 года, в нашей лаборатории, к счастью или к несчастью, не бывает так, что мы можем отдохнуть. Мы продолжаем наши эксперименты. Сегодня идет большой эксперимент на газонаполненном сепараторе. Частично это повторный эксперимент: мы используем реакцию америций-243 плюс кальций-48 для синтеза 115 элемента. Но одновременно мы ищем новые каналы этой реакции, которые сходны с каналами, которые были обнаружены при распаде 117 элемента, — это совершенно уникальный эксперимент. Соответственно, в апреле-мае мы продолжим наши эксперименты совместно с коллегами из Швейцарии, посвященные химии 114 и 113 элементов. Программа до конца года крайне напряженная, но мы надеемся, что ее выполним.

На какой стадии находится сейчас процедура официального признания новых элементов, синтезированных в ЛЯР?

Что касается международного признания, это прерогатива международного комитета. Два международных союза, физиков и химиков, IUPAC и IUPAP, создали комиссию, которая рассматривает все работы, посвященные синтезу новых элементов. Предварительные данные, которые мы имеем на сегодня: комитет признал синтез 116 и 114 элементов, и мы ожидаем, что в ближайшее время это будет официально опубликовано. Что касается 117 элемента, думаю, что пройдет, по меньшей мере, еще год, пока комитет рассмотрит материалы, публикации и примет какое-то решение. Должен напомнить, что, например, 112 элемент — Сopernicum — получил название только год назад, хотя он был синтезирован в 1997 году.

А возможно ли изучение химических свойств 117 элемента?

Нет, изучение химических свойств 117 элемента мы не проводим и не можем проводить, поскольку это короткоживущий элемент. Но в цепочке распада 117 элемента есть долгоживущие изотопы новых элементов, в частности, 113. Первые эксперименты в мире по изучению химических свойств этого элемента были проведены в прошлом году в нашей лаборатории. Они показали, что 113 элемент летуч, так же, как 112 и 114. Это уже очень большое отличие: это 13-я группа Периодической таблицы, это аналог таллия, а таллий, как известно, нелетуч. А вот 113 летуч, что, кстати, было предсказано теоретически. Так же теоретически была предсказана его высокая химическая активность, и адсорбироваться на поверхности золота он должен был, по крайней мере, лучше, чем ртуть. Мы показали, что не совсем так: 113 элемент летуч, но его химическая активность ниже, чем у ртути. И сегодня это, конечно, стало предметом больших дискуссий для теоретиков, которые должны внести какие-то коррективы в свои расчеты. Это очень важно, потому что это модель, по сути дела, атомных орбиталий внешних электронов.

2011 год, как известно, объявлен международным Годом химии. 15 февраля состоится открытие Года химии в России, в президиуме РАН. Будет большой доклад, посвященный, в том числе, синтезу и химии сверхтяжелых элементов. Почему Год химии? Исполняется 100 лет со дня присуждения Нобелевской премии, по сути дела, основателю радиохимии Марии Кюри-Склодовской. В честь этого события 2011 год и объявлен Годом химии. Хотя я бы заметил, что этот же год, 2011-й, это и 100-летие со дня открытия Резерфордом планетарной модели атома. Атома, состоящего из ядра и вращающихся вокруг него электронов. Так вот, модель атома, на мой взгляд, на порядок важнее для химии, чем какое-либо конкретное открытие, поскольку вся химия как раз и зиждется на валентных орбиталях электронов. И открытие этой модели, конечно, колоссально стимулировало развитие всей химии.

В новом семилетнем плане ОИЯИ важное значение придается реконструкции ускорительного комплекса ЛЯР. Какие задачи Вы ставите здесь?

Основная наша задача на ближайшие два года не столько реконструкция действующих ускорителей (они будут полностью задействованы в текущих экспериментах), а создание нового экспериментального зала и создание нового ускорителя. Новый ускоритель DC-280 по своим параметрам будет превосходить те, которые мы имеем сегодня. Интенсивность пучков ионов, которые мы используем в синтезе, будет выше, от 5 до 10 раз, и соответственно повысится эффективность наших исследований.

А как Вы оцениваете параметры нового ускорителя для компании «Трекпор Технолоджи», и как идет его создание?

Это легкая машина, которая нацелена только на прикладные исследования, в частности, на получение трековых мембран для каскадного плазмафереза. Это будет лучшая в своем классе машина в мире. Ее изготовление в нашей лаборатории идет четко по графику, никаких отставаний нет. И, соответственно, по плану в декабре 2011 года мы должны завершить ее изготовление и начать монтаж на площадке НПК «Бета». Это также очень интересное направление деятельности нашей лаборатории. Мы сделали DC-60 для Казахстана, DC-72 для Словакии, и это уже третья наша машина — DC-110. Надеемся, что она будет работать очень успешно.

picture025_.jpg На сессии ПКК по ядерной физике в Доме международных совещаний ОИЯИ

picture026_.jpg Выступает главный ученый секретарь ОИЯИ Николай Русакович

picture027_.jpg Профессор Сергей Дмитриев, директор Лаборатории ядерных реакций им. Г.Н.Флерова

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 4.6 (5 votes)
Источник(и):

Вера Федорова – консультант по СМИ дирекции программы развития наукограда Дубна