Дорогие читатели, Нашему шестнадцатилетнему, волонтёрскому и некоммерческому проекту для создания новой, современной версии N-N-N.ru, очень нужно посоветоваться касательно платформы нашего сайта – SYMFONY & DRUPAL 8. Платформа не простая, но обещаем – мы не займём много времени, просто нужна консультационная поддержка квалифицированного разраба. Если вы можете помочь, то связаться с нами можно на страницах Facebook.com здесь и здесь.

Григорий Бакунов об электронном голосовании

Директор по распространению технологий Яндекса Григорий bobuk Бакунов в эфире «Точки» на «Эхе Москвы» поделился мнением о системе голосования, которая использовалась на выборах в городскую думу в 2019 году и на голосовании по вопросу изменения конституции в 2020.

Получился любопытный разбор технических деталей для неспециалистов. На Хабре уже была хорошая публикация на эту тему.

Ниже приведена стенограмма эфира, который провёл Александр plushev Плющев. Его реплики выделены полужирным.

— Я не делал этого сам, но я помог другому человеку поучаствовать в этом онлайн, поэтому весь процесс я всё-таки посмотрел, и теперь я его знаю.

— То есть он голосовал не тайно? Была нарушена тайна голосования? Я прошу обратить на это внимание центризбирком.

— Безусловно. И это тоже хороший показатель, как мне кажется, потому что, обратите внимание, ничто не мешает при онлайн-голосовании детям помогать родителям, и родителям помогать детям.

— То, что не допускается на реальных участках. Если вы зайдёте с кем-то в кабинку, то наблюдатели, да и члены избирательных комиссий, скорее всего вас выгонят. Так должно быть. Я с таким сталкивался.

— Ну, если они сами предварительно туда не зашли и не помогают вам правильно проголосовать. Так, говорят, тоже бывает. В общем, я немножко понял, как устроен этот процесс в реальности. И я несколько разочарован. Потому что Илья (Илья Массух, глава штаба для наблюдения за ходом электронного голосования в Москве — прим. ред.) нам рассказывал, что всё будет устроено немножко не так, как было во время голосований, которые относились к Москве. В прошлый раз это была мосгордума, кажется. К сожалению, всё практически точно так же.

— Так, что ты имеешь в виду? Прежде всего?

— Что это тот же самый, по большому счёту, блокчейн, который, на самом деле, довольно фиктивный. Что это процесс, в котором большая часть того, что относится к нашей безопасности, сделано, на самом деле, на совершенно фиктивном уровне. И очень жаль, что технических специалистов здесь никто не послушал. Я специально пошёл в интернет посмотреть, а были ли умные люди, которые до этого писали: «Ребята, а вот как надо». И таких статей, которые рассказывают, как надо, как можно было сделать, чтобы технические специалисты во всё это поверили, очень много. Но, разумеется, это, по честному если, никому не нужно. Можно прямо разбор провести. Вот давайте с самого начала начнём. Смотрите, нам много раз в разных источниках говорили про то, что это блокчейн. А значит ничего подделать нельзя. Но это, на самом деле, чудовищный обман. В данном случае используется вообще-то хорошая, качественная реализация блокчейна. Этот блокчейн называется Exonum. Это довольно крутая разработка, очень качественная, в которую люди вложили много усилий, чтобы в ней действительно ничего нельзя было подделать. Если бы не одно но. Там такая структура, в которой есть узлы, которые записывают данные в блокчейн, а есть валидаторы. Такая система, которая каждый раз подтверждает, что то, что записано в блокчейн, записано верно. И там невероятно сложная конструкция, которая всё это валидирует. Она продумана так, что для того, чтобы убедить систему записать поддельные данные, или сказать, что какая-то часть данных поддельная, тебе нужно завладеть более, чем двумя третями плюс одним узлом. То есть если у тебя их десять, то тебе нужно, чтобы у тебя в этой системе было семь узлов, чтобы сказать, что запись, которая проведена в блокчейн, она неправильная. Но тут есть один тонкий момент. Я специально пошёл и специально проверил. Все валидаторы, на самом деле, принадлежат государству. Все до одного.

— Поясни, что это значит. Чем это чревато?

— В любой момент в этот блокчейн можно внести любой набор изменений. И эти самые валидаторы, так как они по большому счёту принадлежат одному конкретному государству, могут быть изменены, и в блокчейн будут записаны новые данные, которые, на самом деле, никаким образом нельзя будет потом откатить. Нельзя будет сказать, что этих данных не было.

— То есть ты сейчас как эксперт заявляешь, что электронное голосование может подвергаться последующему изменению записей о нём, верно?

Подробнее
Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 2.2 (10 votes)
Источник(и):

Хабр