Виртуальные государства или осознанный выбор сообщества для жизни. Княжество Силэнд

Автор: xlebanёt. Цифровые технологии постепенно захватывают мир, вытесняя все и всех на своем пути. Помню, как в детстве прежде, чем идти к врачу, в поликлинике, обязательно нужно было заглянуть в регистратуру и, стесняясь, попросить кричащую тетю в больших очках свою медицинскую карту: «Иван Иванов, такой-то год рождения. Спасибо!». Эта мед карта, в которой, казалось, вот-вот что-нибудь отклеится или выпадет, была огромных размеров. Каждый новый врач брал чистый листок, минут 10 что-то писал на нем, а потом туда, где осталось хоть какое-то живое место, его приклеивал, заслоняя старые записи и наводя все больший хаос.

Но сейчас мы шикуем. В электронной медицинской карте на нашем смартфоне умещается абсолютно все: и рекомендации врачей, и результаты анализов, можно записываться на приемы, можно смотреть графики работы специалистов и кучу всего другого. Как удобно.

Но к чему эти воспоминания и как они связаны с сегодняшней темой? Пойдем на следующий уровень.

Представим, что Иван Иванов – гражданин страны N. Он безумно рад, что его мед карта наконец-то стала электронной, что сервисы вокруг постепенно эволюционируют. В целом, у Вани есть пакет услуг, которые предоставляет государство. Некоторые из них очень удобные и действительно нужные, а какие-то его не устраивают качеством, количеством или банальным отсутствием. Он хочет бо́льшего и лучшего, но вынужден платить налоги за то, что есть. При этом в стране G (good, прим. ред.) спектр возможностей людей в потребительском плане кардинальным образом отличается от того, что доступен Ване в N, и это довольно таки привлекательно. Наш герой задается вопросом: если я тоже хотел бы все это иметь, почему бы тогда мне не взять и не получить гражданство этой страны? Почему бы и нет… вот так просто – раз, и гражданин G. Ваня заходит в интернет, начинает читать. Проходит 10 мин, 20 мин… его брови постепенно сдвигаются, настроение ухудшается. В конце концов он понимает, что это настолько сложно, настолько проблематично, учитывая законы стран N и G, что проще сидеть и продолжать мечтать дальше, чем это все провернуть.

zhizn1.pngПэдди Рой Бейтс. Основатель виртуального государства «Силенд»

В 1967 году отставной британский военный Пэдди Рой Бейтс, вероятно, размышлял таким же образом. Но в результате он заложил идею, которая послужила отправной точкой в создании более подходящих условий жизни для многих людей – он создал так называемое виртуальное государство (от англ. – «micronations»), свободно присоединиться к которому мог и может любой желающий. Рой подумал: если я хочу так и так, но в современных реалиях моего государства этого не получить… Почему бы тогда не создать это самому, а потом не поделиться со всеми неравнодушными? Но как быть, если территория земного шара уже давно поделена на части, каждая из которых законно кому-то принадлежит; остальные признают это и защищают? Он нашел выход – платформа в Северном море, легально никому не принадлежащая. Бейтс основал на ней государство.

zhizn2.pngПэдди Рой Бейтс с семьей на морской платформе Рафс-Тауэр

Вообще, если отмотать на пораньше, то изначально в 1960-х британец вместе с небольшой компанией пиратов искал место для базирования нелегальной радиостанции «Radio Essex», которая могла обойти некоторые не самые приятные законы радиовещания того времени. Люди очень нуждались в пиратских радиостанциях, так как именно на них можно было слушать самую популярную музыку. Подходящим местом стала платформа Рафс-Тауэр, которая была построена ВМС Великобритании во время Второй мировой войны для размещения зенитных орудий и гарнизона из 200 человек. Она находилась в зоне радиовещания, но при этом за пределами британских территориальных вод.

В определенный момент Бейтс поссорился со своей командой и прогнал их, одновременно решив реконструировать пиратскую радиостанцию в нечто большее. Так, 2 сентября 1967 года Пэдди Рой Бэйтс со своей семьей провозгласил платформу княжеством Силенд, подняв над ней флаг нового государства. Сам основатель сделал себя монархом, а семью – правящей династией. Они постепенно стали развивать экономику: выпустили марки, деньги, создали гимн, герб, флаг, начали продавать титулы тем, кто хотел бы стать гражданином, в 1975 году написали конституцию. Таким образом, Силенд стал первым виртуальным государством.

Сегодня по разным подсчетам количество виртуальных государств колеблется около 250 штук. Все они сильно эволюционировали по сравнению со своими родоначальниками. Например, население Ладонии (микронация в Швеции) насчитывает порядка 23 000 человек. Но прежде всего, необходимо понять, что подразумевают, когда говорят о виртуальных государствах?

В толковом словаре Ожегова такого определения мы не найдем. Обратимся к одной из работ немногочисленных авторов, которые рассуждали на эту тематику. Согласно Владиславу Жмилевскому, виртуальное государство – это образование, активно заявляющее о своей государственности, зачастую ею не обладая, а лишь имитируя некоторые ее черты (как правило, второстепенные) и ведущее борьбу за привлечение к себе внимания со стороны международной общественности, итоговой целью которой декларируется всеобщее признание государственного статуса своего образования.

Нужно отметить, что современные виртуальные государства могут быть представлены в разных, так сказать, физических формах. Некоторые из них базируются только в интернете и представляют собой набор веб-страниц, на которых граждане могут коммуницировать друг с другом или с органами управления, а также пользоваться разного рода услугами: медицинскими в виде консультации врачей, получением и оформлением документов, обменом национальной валюты, покупкой титулов, сменой имени, различными услугами для бизнеса и так далее. Какие-то из виртуальных государств образованы на территориях, подлежащих земельным спорам. Так, например, появился Либерленд, расположенный между Хорватией и Сербией. При всем при этом для того, чтобы являться гражданином, необязательно проживать постоянно или временно на территории государства; в общем-то, там можно никогда и не появляться; наличие интернета будет вполне достаточно.

zhizn3.pngДэйл I. Император «Королевства геев и лесбиянок»

Вот некоторые примеры виртуальных государств, которые могут быть интересны с точки зрения причин появления на свет:

  1. «Королевство геев и лесбиянок» – было создано как ответная мера на решение австралийского парламента запретить однополые браки (дата образования: 14 июня 2004 года)
  2. «Христиания» – государство в центре Копенгагена, в котором правят хиппи. Согласно манифесту, жители Христиании пытаются создать «самоуправляемое общество, где каждый индивид ответственен за благополучие всей общины» (дата образования: 26 сентября 1971 года)
  3. «Фрестония» – республика была создана 120 жителями улицы Фрестон-роуд (Великобритания), на которой находились полуразрушенные, почти не пригодные для жилья дома. Власти собрались сносить эти дома, но жители объединились и сказали «нет» (дата образования: 1977 год)
  4. «Королевство другого мира» – государство, которое позиционирует себя как матриархат, где правят женщины. Цель – «подчинить как можно больше мужчин под неограниченным правлением Высших женщин на как можно большей территории» (дата образования: 1996 год)
  5. «Великое герцогство Вестарктика» привлекает внимание к арктической проблематике, проводит различные экологические акции по защите флоры, фауны, климата (дата образования: 2 ноября 2001 года)

Как видим, создатели подобных проектов преследуют самые разные цели – экономические, религиозные, социальные, экологические. Многие из них являются формой протеста против государства, в котором они живут и вынуждены подчиняться законам.

Несмотря на масштабы и уже довольно немалую популярность виртуальных государств, далеко не каждое воспринимается всерьез правительствами стран. При этом все чаще их объявляют сепаратистскими группами даже в тех случаях, когда те не имеют цели получения какой-либо территории. Но нужно отметить, что при этом далеко не все стремятся к международному признанию.

Например, по мнению сына основателя Силенда, Майкла Бейтса, его княжеству оно международное признание не требуется: «Нужно только соответствовать критериям, установленным Конвенцией Монтевидео: иметь население, территорию, правительство и способность устанавливать отношения с другими государствами. Мы выполнили эти критерии. Как-то нас посетил посол Германии – де факто это стало признанием нас, как государства».

Сегодня каждый из нас территориально привязан к какому-либо государству, ключевым фактором в этом является место рождения: где родился, там и проживаешь. Причем получение другого гражданства не всегда возможно. Из-за территориальной привязанности люди не имеют возможности сделать осознанный выбор в пользу того, в каком сообществе они действительно хотят жить. Именно поэтому виртуальная эмиграция становится реальной альтернативой эмиграции физической, и, возможно, за такими формами существования наше будущее.

Пожалуйста, оцените статью:
Ваша оценка: None Средняя: 5 (1 vote)
Источник(и):

Хабр