Как могилу подписывать будем? Почему ЦЕРН никак не решит проблему российских аффилиаций в научных статьях

Газета Guardian обнаружила, что с весны 2022 года статьи с результатами, полученными на Большом адронном коллайдере, больше не выходят в научных журналах. Они лишь выкладываются на сервер препринтов arXiv и в них больше нет традиционных «братских могил» — гигантских списков авторов со всеми их аффилиациями. Это еще одно следствие начатых Россией боевых действий на территории Украины.

С конца февраля 2022 года участие российских ученых в международных научных проектах и программах (и наоборот — участие зарубежных ученых в российских проектах) последовательно сворачивается. Фактически закрыт российско-европейский проект «ЭкзоМарс», российских пользователей отключили от базы научных статей Web of Science, а немецкие ученые выключили телескоп eRosita на борту космического аппарата «Спектр-РГ» (подробнее об этом читайте в материале «Двери закрываются»).

ЦЕРН, крупнейшая физическая организация в мире, тоже сворачивает сотрудничество с Россией. В июне 2022 года Совет ЦЕРНа объявил, что с 2024 года разрывает связи с Россией и Белоруссией, установленные еще во времена СССР. Однако еще до этого коллаборации, работающие на главных установках Большого адронного коллайдера (ATLAS, CMS, ALICE и LHCb) временно прекратили публикацию результатов экспериментов — из-за разногласий о том, как в этих статьях следует указывать российские и белорусские организации, к которым относятся около 17 процентов физиков, работающих на коллайдере. Сообщение Guardian об этом подтвердили N + 1 трое ученых, работающих в ALICE, LHCb и CMS.

В нормальной ситуации каждая научная публикация ЦЕРНа сопровождалась списком тысяч авторов-участников соответствующей коллаборации с указанием всех их аффилиаций (то есть научных институтов, где они работают) — ученые называют их «братскими могилами» — и благодарностями финансирующим организациям. В случае России это, как правило, Минобрнауки и грантовые фонды.

С началом боевых действий в Украине, введением в Европе запрета на сотрудничество с российскими организациями и принятием решения о прекращении отношений между ЦЕРНом и Россией все четыре коллаборации согласились с тем, что в прежнем режиме указывать российские и белорусские аффилиации нельзя.

Многие коллеги российских ученых заявили, что не хотят ставить свои имена рядом с названиями российских организаций, руководители которых в явном виде поддержали действия властей РФ в Украине, сказал N + 1 участник коллаборации LHCb Федор Ратников.

«Кроме того, некоторые страны на государственном уровне запретили своим учёным совместные с российскими авторами публикации, чтобы оно формально не выглядело как сотрудничество страны и России», — добавил он.

Но выработать единый подход о том, как поступить в ситуации, когда большая часть авторов против указания российских аффилиаций, до сих пор не удалось.

«ЦЕРН очень хочет, чтобы все четыре коллаборации приняли одинаковое решение, но в принципе это не обязательно — сказал физик. — Формально решения по публикациям принимают коллаборации, а не ЦЕРН. Но пока никакие (решения не приняты). Голосовалось уже четыре варианта, пока никакой не набрал конституционного большинства во всех четырех коллабораций».

Представитель России в ЦЕРНе, участник коллаборации CMS Виктор Саврин пояснил N + 1, что для принятия решения за него должны проголосовать минимум две трети участников коллаборации, но пока никакой из вариантов этого порога не преодолел.

Поэтому еще в апреле было принято временное решение: все научные статьи отправляются в журналы, выкладываются на сервера ЦЕРНа и на arxiv.org — но с указанием только коллаборации, без авторов и благодарностей (acknowledgements). При этом статьи, которые отправленые в журналы, проходят все стадии проверки и рецензирования, но сама публикация задерживается — до момента, когда коллаборация придет к окончательному решению о списке авторов.

stati1.png

Поскольку рецензирование в научных журналах идет месяцами, эффект моратория стал заметен только сейчас. Например, последняя журнальная статья (не считая статьи в Nature, где процесс рецензирования и редактуры тянется значительно дольше) коллаборации ALICE вышла в сентябре, у LHCb — в августе, последние статьи ATLAS и CMS вышли в Nature в июле, но в них уже не было списков авторов.

B, C и D

После начала боевых действий обсуждалось и предложение вообще исключить имена авторов из России, Белоруссии и Объединенного Института Ядерных Исследований (ОИЯИ, Дубна) из списков, но оно не дошло до голосования — большинство ученых решили, что это неэтично.

Один из первых вариантов, поставленных на голосование, был вариант А, который выглядел так: указывать в статье, что автор аффилирован с российским/беларусским институтом (или международным ОИЯИ), но не указывать их названий, а также не указывать финансирующие организации. При этом по запросу руководство эксперимента может предоставлять подтверждение об участии тех или иных организаций.

Вариант B оставлял названия российских институтов и организаций, но предполагал, что они будут сопровождаться пояснением, что Совет ЦЕРНа принял меры против институтов и организаций из России, Белоруссии, а также ОИЯИ, и указанием, что это сотрудничество не может быть истолковано как поддержка любых заявлений, сделанных этими институтами, организациями или органами власти.

Третий, «истинно нейтральный» вариант C предложили украинские ученые. Он предполагает указывать в аффилиациях авторов лишь то, что соответствующий человек представляет институт или лабораторию, которая сотрудничает с ЦЕРНом — без указания страны и названия организации.

Вариант D — последний, который был поставлен на голосование — комбинация всех предыдущих. В нем не указываются аффилиации, но каждое имя сопровождается индексом автора в системе ORCID (если у автора она есть), в которой уже есть полная информация об аффилиациях ученого. Кроме того, журналы получают полный список данных об аффилиациях — не для публикации, а для архивных целей. Иначе говоря, если кто-то потом будет искать статьи, написанные сотрудниками этой организации, в списке найденных будет и эта статья, но в самом тексте публикации аффилиаций не будет. В статьи предполагалось добавить дисклеймер, что ЦЕРН принял меры против институтов и организаций из России, Беларуси и ОИЯИ.

23 января будет предпринята очередная попытка так или иначе решить вопрос: все четыре коллаборации должны потратить неделю на голосование, но выбор у них в этот раз будет иной. Ученые будут выбирать не между отдельные вариантами (B, C и D), а их комбинациями (BCD, BDC, CBD, CDB, DBC, DCB). Выбирать надо будет ту, где на первом месте стоит наиболее приемлемый вариант, а на последнем — наименее.

В чем смысл аффилиации

Для профессиональных ученых отсутствие аффилиации в статье чаще всего равнозначно отсутствию статьи вообще, а отсутствие упоминаний о финансирующей организации чревато серьезными проблемами с ней. Такую статью нельзя будет добавить в отчет, что может означать например, прекращение финансирования, а то и вовсе требование вернуть деньги. С точки зрения научной организации, соответственно, у деятельности ученого не оказывается никакого результата, и ей становится неясно, за что тот получал зарплату, командировочные и гранты.

«Я ведь сотрудник института, я там работаю, я получаю зарплату, я получаю средства на то, чтобы присутствовать в ЦЕРНе… И вдруг там не указывается ни наше финансирующее агентство, ни институты, в которых мы работаем. К которым мы фактически принадлежим, благодаря которым мы участвуем в этих работах, — сетует Саврин. — И это большой моральный ущерб. Мы контактируем с нашими учеными, знаем их мнение, имеем свое мнение по этому поводу. Это дискриминация, и она, на наш взгляд, недопустима».

По последним данным, российские участники собираются голосовать за комбинацию BDC.

Пожалуйста, оцените статью:
Пока нет голосов
Источник(и):

N+1